Бессонница

(из книги «Эго, голод и агрессия», Ф.Перлз)

besson-27

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Все более и более осознается, что от такого неприятного явления, как «бессонница», нельзя избавиться при помощи ле­карств, релаксации, тишины, темных штор и подсчета слони­ков. Предположительно в единичных случаях эти «лекарства» приводят к провалу в некое бессознательное состояние, на­поминающее сон и все же противоположное цели сна: дать организму возможность отдохнуть и освежиться. Не нужно взваливать ответственность за случающиеся время от вре­мени ночи без сна на бессонницу и ни в коем случае не сто­ит относиться к ним как к невротическому симптому. Я хотел бы ограничить применение термина «бессонница» для тех лишь состояний, когда большая часть ночей в значительной степени «испорчена», а термина «хроническая бессонница» для обозначения тех случаев, когда человеку не удается как следует выспаться за значительный промежуток времени. Врачевать нужно только настоящую бессонницу. Ввиду того, что все вышеперечисленные предписания ничего не дают в плане исцеления бессонницы, я предлагаю рассмотреть дан­ную проблему с совершенно других позиций.
Когда организм заражается бактериями, в крови повыша­ется уровень содержания лейкоцитов, их врагов; когда кто-то выпивает слишком много алкоголя, его может стошнить. Ста­нете ли вы рассматривать повышение содержания лейкоцитов или рвоту как признаки болезни и попытаетесь ли подавить их? Я уверен, что скорее вы попытаетесь выяснить их значение, которое в обоих случаях выступает как самооборона организ­ма. Чаще всего бессонница не болезнь, но симптом дально­видной политики сохранения здоровья организма во благо поддержания его целостности. Весь этот дурман, будь то ле­карства, ночной колпак или чтение перед сном, является сред­ством подавления и противоречит потребностям организма.
Утверждение о том, что бессонница имеет не патологи­ческий, а целительный характер, вызывает у большинства людей такое же замешательство, какое мы когда-то испыта­ли, узнав, что на самом деле не Солнце вертится вокруг Зем­ли, а Земля вокруг Солнца. Однако перед тем, как я начну приводить доказательства своего очевидно парадоксально­го утверждения, необходимо сказать несколько слов об от­дыхе. Вы согласитесь со мной, если я скажу, что цель сна — отдых и что снотворные скорее приводят к возникновению паралича, нежели обеспечивают отдых. Поиски такого пре­парата, который не приводил бы к возникновению у пациен­та головной боли и головокружения, ясно указывают на это. Стремление к отдыху есть ничто иное, как еще одно выра­жение часто упоминаемой склонности организма восстанав­ливать равновесие путем исключения раздражающего влия­ния или завершения незавершенной ситуации. Как долго вас будет интересовать кроссворд? Только до того момен­та, когда вы покончите с этой проблемой, а затем решенная головоломка превратится для вас в не заслуживающий ин­тереса клочок бумаги.
Один удалой коммерческий агент приехал в захолустный городок. Владелец отеля попросил его вести себя как можно тише, поскольку сосед постояльца считался личностью весь­ма нервной. Он пообещал не шуметь, но, вернувшись в свой номер слегка навеселе, начал петь от радости. Раздеваясь, он кинул ботинком в стену. Внезапно он испугался, что нарушил свое обещание, и тихо улегся в кровать. И уже засыпая, он услышал из соседней комнаты сердитый голос: «Черт возьми, когда же он кинет второй?»
Часто мы ложимся в постель с незавершенными, неза­конченными ситуациями, когда важнее, чем сон, для организ­ма становится завершение ситуации. В большинстве случаев мы и не подозреваем об этой потребности организма. Мы просто чувствуем, что что-то не дает нам заснуть и обращаем свой гнев против всего, что нарушает наш сон. Мы ошибаем­ся, когда приписываем возникновение бессонницы не незавершенной ситуации, а, скажем, лающей собаке или уличному шуму, или жесткой подушке, на которую падает вся ответ­ственность и которую мы третируем, скорее, как козла отпу­щения. В действительности уличный шум нисколько не силь­нее, чем он был в те ночи, когда мы были готовы ко сну.
Как я уже говорил ранее, существует несметное число возможностей для возникновения незавершенных ситуаций. Нарушителем сна может оказаться комар, и ситуация не полу­чит своего завершения до тех пор, пока вы не убьете его и тем самым избавитесь от страха быть укушенным; возможно, кто-то обидел вас, и ваш разум полон мстительных фантазий. На следующий день вам может грозить экзамен, важное ин­тервью, и вы начинаете переживать их заранее, не давая себе отдыха. Неудовлетворенное сексуальное влечение, приступ голода, чувство вины, желание возмездия, стремление выб­раться из щекотливой ситуации — все эти незавершенные ситуации нарушают ваш сон.
Одна старая поговорка гласит: «Чистая совесть — это мяг­кая подушка». Вспомните классический пример бессонницы: леди Макбет. Она пытается убедить себя в том, что ситуация убийства завершена: «Еще раз говорю тебе, Банко в могиле, ему не выйти из нее обратно. Что сделано, того не воротить». Но ее самовнушение не приводят к положительному результа­ту: «Как, неужели не отчистить эти руки вовек? Всем благово­ниям арабов не под силу вот эту маленькую ручку умастить».
Какое-то время тому назад мне пришлось консультиро­вать одного офицера с очень строгой совестью. Каждый день ему приходилось решать определенное число проблем, причем его амбиции требовали разрешения слишком мно­гих. Неразрешенные проблемы мучили его и в постели, в ре­зультате чего он, не получая достаточного отдыха, начинал следующий день с чувством усталости. Усталость уменьша­ла его способность справляться с задачами следующего дня, и таким образом замыкался порочный круг, приводив­ший через каждые несколько месяцев к тому, что он пере­живал нервный срыв, который отрывал его от работы. Как только он осознал необходимость ограничения количества проблем и завершения ситуаций до времени отхода ко сну, он быстро пошел на поправку.
К такому подходу имеются следующие возражения: во-первых, бессонница — явление весьма неприятное, организм же требует отдыха, — поэтому мы не можем позволить себе впустую растрачивать драгоценное время, отведенное для сна; во-вторых, моя теория затрагивает лишь психологичес­кий аспект данной проблемы.
Займемся сначала последним возражением: я утверждаю, что физическая причина бессонницы (недуг, боль) подпадает под ту же категорию, что и психологическая (например, беспо­койство). Недуг всегда представляет собой незавершенную си­туацию — ситуацию, получающую завершение лишь с исцелени­ем или смертью. Однако в экстренных случаях, когда недуг со­провождается болью и эта боль становится раздражителем, по­добное раздражение временно снимается болеутоляющим, заг­лушающим боль лекарством. (Ни одно лекарство не уничтожает боль.) Первое из возражений — неприятные чувства, причиняе­мые бессонницей, — вскоре снимется само после того, как вы примените надлежащий подход. Как только пациент ухватывает суть бессонницы, он оказывается способным перестроить себя, чтобы направить свои энергии по правильному биологическому руслу и превратить неприятные чувства, вызванные бессонни­цей, в чувство удовлетворения и продуктивный опыт.
Если мы хотим излечить бессонницу, нам придется столк­нуться с парадоксальной ситуацией: нам необходимо изба­виться от желания заснуть. Сон действует при «размягченном», «тающем» Эго; волнение является функцией Эго, и до тех пор, пока вы твердите себе: «Я хочу спать!», ваше Эго функциони­рует и вы не можете заснуть. Труднее всего понять, что, хотя наше сознание совершенно убеждено в своем желании уснуть, организм не хочет этого, поскольку существуют определенные проблемы, решение которых более важно, нежели сон.
Если вдобавок к желанию уснуть вы испытываете раз­дражение по поводу невозможности его исполнения, это при­водит к созданию очень нездорового положения: подавлен­ное возбуждение станет беспокоить вас даже во сне; не по­лучившее разрядки раздражение создаст еще одну незавер­шенную ситуацию. Если бы, ворочаясь с боку на бок и изме­няя позу в кровати, вы хоть как-то попытались избавиться от возбуждения и выразить его! Но нет же! Вы заставляете себя лежать смирно, в напряженном ожидании первых признаков сонливости, и, пока вы занимаетесь этим, возбуждение про­должает кипеть внутри вас, в результате чего вы теряете боль­ше энергии, чем в том случае, если бы вы встали и сделали что-нибудь. Часто попытка заснуть изнуряет больше, нежели само недосыпание.
Следующий шаг — вместо того, чтобы раздражаться из-за нарушителей сна (будь то лающая собака или образы и мысли, которые непременно тем или иным образом касаются не­завершенных ситуаций), проявите к ним интерес. Не сопро­тивляйтесь, уделите им все свое внимание. Прислушайтесь к звукам, окружающим вас, приглядитесь к образам, живущим в вашем сознании, и вскоре вы испытаете чувство сонливости, предвещающей сон.
Зачастую может оказаться так, что какое-то забытое вос­поминание или решение проблемы внезапно возникнет у вас в мозгу, оставив чувство удовлетворения, и спокойный сон будет вам наградой.
Не всякая ситуация поддается разрешению за одну ночь или вообще когда-либо, и все же осознание этого факта ока­жет вам значительную поддержку даже в случае неразреши­мых проблем. Тогда у вас всегда будет возможность завер­шить ситуацию отказом от ее разрешения и смириться с не­избежностью — что с этим уже ничего не поделаешь.
На днях я прочел одно определение, утверждающее, что бес­сонница — это невозможность заснуть плюс беспокойство.
Относительно обсессивного характера это верно, но бес­сонница также воздействует и на другие типы людей. Очень часто она встречается при неврастении. Всем известно, что беспокойные мысли не дают уснуть и что тому, кто беспоко­ится, редко удается как следует спокойно выспаться. Это и неудивительно, поскольку тот, кто вечно о чем-то беспокоится, характеризуется общей неспособностью завершать ситуации, предпринимать действия.
Идея, предполагающая, что, закрыв глаза, можно вызвать сон, ошибочна. В данном случае происходит прямо противо­положное. Не закрывание глаз приводит ко сну, а сам сон вызывает закрывание глаз. Порою желание закрыть глаза на­столько сильно во время скучной лекции, особенно жарким днем или поздно вечером, что с трудом удается держать их открытыми. Те люди, что жалуются на бессонницу, в подобной ситуации заснут в числе первых.
Сновидение является компромиссом, заключенным между сном и незавершенной ситуацией. Может выясниться, к при­меру, что человек, который мочится в постели, всегда следует мочеиспускательному позыву, представляя себя во сне в туа­лете. Я убежден, что уж в этом-то случае вы не станете защи­щать сон любой ценой. Напротив, нежелание ребенка преры­вать сон препятствует ходу лечения ночного недержания мочи. Чуть продлив состояние бодрствования, можно было бы во многом избежать беспокойства родителей и самого ребенка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.