Замороженные чувства размораживаются, обнажая травму

..Я чувствую боль. Ужасную боль.
Она выходит частями, отпуская меня на время, потом охватывает вновь – солнечное сплетение, всю грудь, и все тело.

…Мы поссорились с одним человеком… Черт, с довольно-таки близким человеком. А потом.. что-то случилось.

То, о чем мы ругались, почти невозможно вспомнить – повод был ничтожным. Однако он вытащил на поверхность что-то гигантское. Гигантскую боль, еще стыд и мою плохость.

Я хочу убежать, никогда больше не видеть этого человека, и не иметь с ним дела. Я хочу порвать с ним. Я чувствую отвращение к нему. Я чувствую себя очень плохой, недостойной.

А я хотела, чтобы он считал меня яркой личностью, интересным человеком. Чтобы его глаза горели, чтоб он тянулся ко мне. Я хотела, чтоб он мне сказал: «Ты – самая интересная женщина из всех, кого я знаю.»

Я мечтала, чтобы он хотел видеться со мной, интересовался моей жизнью.

Мне было мало его признания, но я скрывала это от себя. Это сокрытие очевидного помогало мне удерживать иллюзию… Что все еще возможно.

Теперь конфликт сделал этот факт очевидным: я нуждаюсь в нем больше, чем он во мне.

Черт, я хотела от него того, что мне не досталось ни от матери с отцом, ни от других важных для меня людей.

..Новый приступ боли… Я наблюдаю за ней, не пытаясь переключиться. Я плыву вместе с ней. Я понимаю, что что-то, хранящееся в каких-то запертых закоулках, вырвалось наружу, и этот эмоциональный ком нужно просто прожить.

…А ведь мне казалось, что я не нуждаюсь в подобном признании. Мне казалось, что я переболела… Но нет.
Мне стыдно, что я надеялась на него. Мне стыдно, что я идеализировала его. Мне стыдно, что я была каким-то наивным ребенком.

Потом я думаю о том, что я была наивным ребенком, потому что очень нуждалась. Не потому, что была глупой.

…Стыд уходит и снова появляется боль.
Почему же ни мать, ни отец не ценили меня, не смотрели с интересом в мою сторону? Смеялись над моими убеждениями, приговаривая: «Мала еще»? Никогда не спрашивали моего мнения? Не уважали меня?

Почему? Неужели потому, что они вообще не могли ценить своего ребенка, то есть меня?

…Звонит подруга. Выслушав меня, она предлагает простить родителей – для меня, не для них. Мне становится еще хуже.

Черт, что может быть нелепее этого предложения в тот момент, когда я загибаюсь от боли?

Я говорю ей, что то, что она предлагает – глупость, и мне не поможет.
— Как же мне тебе помочь?
— Просто выслушай.
Она слушает, мне становится чуть легче.
…..

Через несколько дней все проходит. Боль ушла. Я оказываюсь в каком-то новом измерении: я больше не нуждаюсь в признании.

Я уже достойный человек, и всегда была такой.
Те люди, которые не видят моих достоинств, просто НЕ МОГУТ их увидеть. Или им важно что-то иное, чего у меня нет. Но я не становлюсь от их НЕ ВЫБОРА недостойной, мне нечего стыдиться, и не в чем переживать свою плохость.

Они не могут вовлечься в мою жизнь настолько, насколько это важно для меня в моих близких отношениях.

Для меня становится очевидным, что в таких обстоятельствах мне тоже не интересно.

Черт, мы просто НЕ ИНТЕРЕСНЫ ДРУГ ДРУГУ, не более того.

И мне нужны люди, которые мне близки, и кому близка я. Это люди, которые ценят то, что есть у меня! А я ценю то, что несут в себе они. Вот с такими людьми я буду создавать и поддерживать отношения.

Вероника Хлебова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.