Основы супервизии групповой терапии с точки зрения гештальт — подхода

Булюбаш И.Д.

Целью супервизии групповой терапии с точки зрения гештальт- подхода можно считать достижение такого состояния группового терапевта, при котором он будет мотивирован к работе профессиональным интересом, сможет поддерживать свое творческое состояние и быть полезным для группы и ее развития.

Такая цель реализуется в процессе совместного поиска (исследования) супервизора и терапевта (ов).

Какие же задачи могут решаться в этом совместном процессе?

Долговременной задачей может стать повышение профессионального мастерства, обретение необходимых профессиональных навыков, формирование индивидуального терапевтического стиля. Актуальные для данного момента задачи могут касаться трудностей ко-терапевтического взаимодействия, терапевтических интервенций по отношению к «грудным» участникам группы, ориентации терапевта в групповой ситуации и своем собственном состоянии, чувствах и отношениях, а также собственных действиях, фасилитируюших или блокирующих групповую динамику.

Для удобства супервизора супервизорскую сессию, направленную на решение этих задач, можно структурировать следующим образом:

  • сбор материала (сведения о группе и терапевтах, наблюдение в период сессии, а также нескольких сессий подряд):
  • фокусирование с определением запроса на супервизию:
  • непосредственно супервизия.

5.1. Гештальт-подход в работе с групповьм процессом как основа фокусирования в супервнзорскон практике

Рассматривая отношения индивидуума со средой. Ф. Перлз (1976) писал: //Индивидуум не самодостаточен, он может существовать только в среде и неизбежно в каждый момент времени является частью среды».

Поскольку группа как таковая является первичной социальной реальностью для индивидуума, гештальт-подход адекватно интегрируется с групповой терапией.

С точки зрения гештальт-подхода, основным методологическим аспектом в работе с группами является теория поля и феноменологический метод. Встречаясь с тем, как терапевт использует их в своей работе, супервизор одновременно фокусируется на различных аспектах теории и практики группового развития.

Феноменологический подход в групповой гештальт-терапии

Как структурируется человеческий опыт? Существуют ли элементы. общие для всего человеческого опыта? Ответы на эти вопросы помогают понять, чем определяется поведение человека, что и как он делает основой для своего выбора. Такой подход называется феноменологическим. Широко известно, что практика гештальт-терапни во многом основана на клинической феноменологии.

Главное, что можно сказать о человеческом восприятии, это то. что мы не видим всех вещей равным образом. Для того чтобы понять, как индивидуум организует свое перцептивное поле (что и как выбирает видеть, слышать, понимать, то есть воспринимать и. соответственно, выбирает делать), гештальт-психологи и терапевты используют метафору фигуры и фона. Процесс выбора профессионально интересует и терапевта, и его супервизора в групповой ситуации.

В каждый момент жизни индивидуума появляются предметы или явления, занимающие его внимание, и в этот момент они становятся для него фигурой. Затем что-то еще привлекает его, а прежняя фигура уходит в фон. Соотношение фигуры и фона постоянно меняется в зависимости от состояния изменяющегося поля. Происходит естественный организмический сортирующий процесс, который структурирует опыт индивидуума в феноменологическом поле «организм — среда». Это процесс последовательного возникновения и удовлетворения (или не удовлетворения) организмических потребностей. Неудовлетворенные потребности находятся в фоне жизни индивидуума. определяя физическое и эмоциональное состояние, неэффективные способы поведения, смыслы, то есть все то. что клиенты называют своими проблемами, и то. что для них может стать фигурой терапии.

Рассматривая группу как целое, групповой терапевт может выявитъ, какая неудовлетворенная потребность препятствует дальнейшему развитию группового процесса. Для того чтобы определиться в состоянии «фигура — фон» процесса, групповой терапевт использует наблюдение и эксперимент (упражнения).

Наблюдение и эксперимент

Частью работы гештальт-терапевта в групповом контексте является наблюдение. Несмотря на относительно пассивный смысл слова «наблюдатель» (тот. кто смотрит и… «ничего не делает»), терапевт не может стать в группе сепаратной фигурой.

Групповое поле в .любом случае включает в себя наблюдателя и тех. Кого наблюдение «делает наблюдаемыми», и это активно влияет на групповой процесс. Терапевт в группе является не только наблюдателем, но и человеком, который уже самим своим присутствием влияет на то. что в ней происходит. Наблюдая, терапевт остается лишь условно сепаратной фигурой (в это время, и в этом месте, и по этому  поводу), но ему необходимо держать в зоне внимания и то, как его присутствие и интервенции влияют на отдельных участников и групповой процесс в целом. Отсюда следует вывод, касающийся работы и группового терапевта, и Супервизора.

Видение группового процесса приходит к терапевту не только через опыт членов группы, но и в процессе осознавания себя в группе. Очень важным с этой точки зрения является его способ понимания того, что происходит. Такое понимание довольно часто является синонимом теоретизирования, построения гипотезы, но теоретизирование является довольно ограниченной, хотя и неотъемлемой частью процесса

Акцент на этом нередко приводит к видению терапевтом именно того, что он предварительно уже сформулировал (и что может быть прояснено в ходе супервизором сессии).

Чтобы избежать такой опасности, терапевту полезно развивать непосредственное восприятие группы и ее членов, как если бы он впервые увидел их. Это говорит о том, что групповому терапевту не стоит акцентироваться на каких-либо наблюдениях, как на более ценных (точных, полезных), чем другие, пока идет накопление материала.

Если все наблюдения терапевта станут для него потенциально ценными, перед ним развернется и более широкий спектр путей понимания происходящего. А большинство вещей, не кажущихся важными или полезными, метут впоследствии оказаться необходимыми для выделения фигуры потребности в групповой ситуации.

Для того чтобы проверить свои наблюдения и сделать структуру происходящего видимой не только для себя, но и для участников группы, тем самым фасилитируя групповой процесс, терапевт может предложить эксперимент. Такой эксперимент естественно вырастает из структуры происходящего в группе (принцип «здесь и сейчас») и может носить различный характер: групповое упражнение, опробование нового поведения участником группы или монодрама. Одним из фокусов супервизорской работы может стать осознавание терапевтом того, как именно он принял решение об эксперименте и какое влияние это оказало на групповой процесс (фасилитирующее или тормозящее).

Теория поля в групповой гештальт-терапии и супервизорской практике

В групповом контексте терапевт использует «фигура-фон-процесс» не только для работы с отдельными участниками, но и для исследования структуры и динамики группового поля в целом.

С точки зрения гештальт-подхода — группа может рассматриваться как поле «организм — среда», состоящее из множественных сил, находящихся в функциональных интеркорре-ляциях по отношению друг к другу и по отношению к целому. Курт Левин (1952) адаптировал взятую из физики идею поля (электромагнитного или гравитационного) для социального взаимодействия.

Что такое поле? Гештатьт-терапевт Гари Йонтеф (2001) определит поле так: «Поле характеризуется целостностью, его части состоят в непосредственных отношениях друг с другом и являются обоюдно ответственными. при этом ни одна из них не остается не вовлеченной во взаимодействие, благодаря этим процессам что-то постоянно продолжает происходить в поле». Это совокупность множества влияющих сил, которые вместе формируют объединенную интерактивную целостность. Такое определение привлекает наше внимание к тому огромному количеству сил, которые действуют в любой социально-психологической ситуации а также к тому факту, что они динамичны, организованы, взаимосвязаны и действуют в один и тот же момент.

Для гештальт-терапии характерна особая версия теории поля. Ее стартовая точка — поле «организм — среда», которое создано и поддерживается взаимодействиями .людей и средой. В таком поле в одно и то же время действуют множество факторов — физических, биологических, психологических и социальных. Все это части поля, и все они включаются в исследование того, что происходит в терапевтическом процессе. В данном поле нет никаких аспектов чьего-либо опыта, которые существовали бы помимо этого поля, сами по себе. Оно вмещает в себя политическую ситуацию в регионе и месторасположение психологического центра, стоимость терапии и цены в магазинах пол и возраст участников группы, их состояние, поведение, взаимодействия, чувства и фантазии—то есть все, что мы рассматриваем как элементы группового процесса. Люди и события в группе (и за ее пределами) постоянно влияют друг на друга, и не существует событий в групповом поле, изолированных от других событий.

Групповое поле имеет множество границ, как индивидуальных, так и групповых. В гештальт-теории опыт—это то, что появляется на границе между организмом и средой, обусловливая творческое приспособление организма к условиям постоянно изменяющейся среды. Эта граница называется контактной. Контакт в гештальт-терапии — это простая и первичная реальность.

В классической модели гешгальт-подхода созданием опыта индивидуума оперируют три простейшие границы-функции. Первая — это Ид. Она включает границы тела вместе с его поверхностью и органы чувств, которые «сканируют» происходящее — образы шумы, запахи, тактильную чувствительность и т. д. Следующая граница — Эго. Эго чувство, что я есть и что я хочу. ‘Эго — это функция выбора: Я или не Я. хочу’ — не хоту. И наконец, граница Личности. ‘Эго — социальное «Я» (описание себя, осмысление себя как личности).

Группа как целое имеет те же границы, но в белее широком контексте поля «организм — среда». Контакт с потребностью становится возможным в тот момент, когда индивидуум или группа не прерывают естественного организмического процесса зарождения и удовлетворения потребности, то есть не прерывают чувствования, осознавания, мобилизации энергии действия, контакта и отступления (осмысления). Наблюдение за проявлениями этих границ-функций позволяет гештальт-терапевту сориентироваться в индивидуальных и групповых потребностях, способах прерывания контакта с ними и собственных интервенциях, фасилитирующих такой контакт с потребностью (а супервизору—определиться в том, как терапевт это делает).

И гештальт-терапевт. и члены группы каждый своим путем пытаются достичь осознавания структуры и динамики группового поля (Наrris, 2001). К структуре группового поля (что есть и что происходит) можно отнести ролевые позиции членов группы, паттерны поведения «здесь и сейчас», чувства и мысли участников группы, их фантазии и воспоминания. присутствующие в группе и действующие на группу «здесь и сейчас», разнообразные внегрупповые факторы, стиль общения, групповые нормы и уровень энергии и т. п.

Динамика процесса (как происходит) касается стадий групповой жизни, их взаимосвязи, механизмов, препятствующих или способствующих групповому развитию. В групповой ситуации задача терапевта состоит в том, чтобы воспринять и структуру, и динамику группового поля. Для этого он пытается осознать, что происходит и как происходит, и использует свое осознавание для интервенций, полезных членам группы. В терминах теории поля можно сказать, что он пытается понять и оперировать текущей структурой поля, силами, влияющими на структуру и организующими ее. В этом смысле групповое поле можно представить как матрицу взаимодействующих сил, которые могут позволить чему-то произойти в группе, а могут и воспрепятствовать.

И тогда терапевт, например, побуждает участников осознавать особенности своего поведения, которые складываются в группе, или групповую атмосферу, то есть исследовать групповой процесс. Иногда таким исследованиям способствуют упражнения, иногда — наблюдения и осознавание участниками того, что возможно и что невозможно в данной группе, что в ней можно делать, а что нельзя, что можно говорить. а что нет. н как это влияет на жизнь каждого участника группы. Когда это необходимо для эффективного развития терапевтической группы, терапевт фокусируется на динамике процесса.

 

 

Есть три пути для фокусирования внимания на групповом процессе, которые представляют особый интерес для группового терапевта. Это три естественных уровня групповой жизни — индивидуальный, межличностный и группа как целое. Если групповой терапевт принимает их во внимание, он определенным образом организует наблюдение и интервенции в групповом контексте и может сконцентрироваться на том. что фасилитирует удовлетворение групповой потребности: на поведении или опыте членов группы как индивидуумов, на взаимодействиях между индивидуумами или на группе в целом, то есть групповой системе. Принимая во внимание эти три уровня, терапевт может начать свои интервенции с одного участника, затем пронаблюдать его взаимодействие с другим участником и посмотреть, как именно это влияет на групповую систему в целом.

То, на чем фокусируется групповой терапевт в своей работе — его интервенции по отношению к отдельному участнику группы, интеракциями или групповой ситуации, — может стать и фокусом супервизии. Это происходит в тех случаях, когда терапевту интересно узнать, каким образом его интервенции влияют на групповой процесс и динамику развития терапевтической группы.

Если же терапевту на супервизорской сессии интересно, что из происходящего в группе (и вне ее) влияет на динамику терапевтического процесса, можно рассмотреть факторы, актуализирующие групповую жизнь как особую, «здесь и сейчас» форму. С точки зрения теории поля все эти факторы рассматриваются как действующие «здесь и сейчас».

То, что случается на групповой сессии, зависит и от групповой культуры и от политических событий, и от индивидуальной истории членов группы, и от их воспоминаний о том, что было на предыдущей сессии…

В целом групповую жизнь можно рассматривать как ориентированную на пространство и время. В этом случае в группе можно выделить четыре основных контекста происходящего (Phillipson & Harris,1992. Harris 2002). Все эти контексты являются частью общего группового контекста во времени и пространстве.

Здесь и сейчас. То, что происходит непосредственно на групповой сессии. Эго главный терапевтический фокус. Несколько связанных с полем факторов, образующих групповой процесс — физическое состояние комнаты (температура, свежий воздух слышимость звуков вне комнаты итп) участников группы, их чувства, желания и сталь общения. особенности контакта между участниками, уровень энергии и т. п.

Там и сейчас. Включает факторы, связанные с текущим внешним полем, в котором действует группа. — внешняя жизнь между групповыми сессиями, расположение комнаты для групповой работы, события в мире, которые каким-либо образом влияют на группу.

Здесь и тогда. Эго групповая история которая характеризует то, что было на предыдущих сессиях, и воспоминания о том, что случилось. истории о прошлом.

Там и тогда. Жизненные истории участников. К этой зоне относится социальный контекст, в котором росли и живут участники, культура, семья и соседи, класс, пол. раса, типичные образы и способы поведения и т. п.

Все эти факторы влияют как на динамику группового поля, так и на его структуру. Эта структура делает что-то в групповой жизни фигурой, а что-то сохраняет в фоне и для индивидуумов в группе, и для группы в целом. И терапевту, ведущему- сессию, и супервизору-, наблюдающему эту сессию. Важно понять, что (какой контекст) присутствует в групповом поле, а что остается незамеченным неосознанным в групповой ситуации, какой из четырех контекстов препятствует, а какой способствует развитию группового терапевтического процесса.

Теории группового развития и гештальт-терапия

Как ни странно, гештальт-подход пока не имеет собственной теории группового развития. Гештальт-терапевты, работающие с группами, опираются на различные модели развития группы, пришедшие из психоанализа и теории групп.

Все классические модели группового развитая базируются на представлениях о том. что в процессе развития группы существуют различные стадии групповой динамики (от 2 до 15). последовательно связанные друг с другом и представляющие собой движение от менее развитой (зрелой) группы к более развитой. Терапевт в группе воспринимается главным образом как фасилитатор, помогающий группе преодолевать сложности, связанные с переходом от одной стадии к другой.

Такое идеальное описание группового процесса крайне редко отражает реальную жизнь группы. Это может быть связано со значительной проницаемостью. сложностью и неопределенностью групповых границ (Harris 2002). Жизнь вне группы существенно влияет на жизнь внутри группы, поэтом)- группа не изменяется последовательно и неуклонно по всем предписанным ей стадиям, а «флуктуирует», время от времени ненадолго возвращаясь на предыдущую стадию и периодически продвигаясь вперед.

В каждый момент времени терапевтическая группа имеет и социальную. и терапевтическую задачи. «‘Эти задачи связываются между собой в результате совместного творчества ведущего и группы» (Немиринский. 1999). Именно в этом случае можно говорить о терапевтической эффективности группового процесса. Решение групповой задачи соответствует удовлетворению актуальной групповой потребности. На разных стадиях развитая группы достижение групповых целей идентификации н автономии, близости и самоннгеграцнн способствует также индивидуальному- терапевтическому продвижению участников группы.

Кроме того, групповая гештальт-терапия представляет собой исследование изменяющегося личностного пули бытия в мире в контексте группового окружения. Целью каждого участника становятся не изменения сами по себе, а более полное осознавание того, как они чувствуют. думают и действуют во взаимодействии с групповым окружением.

Возможности, предоставляемые для этого групповой формой работы, значительно шире, чем в индивидуальной терапии. Во-первых, групповой гештальт-терапевт имеет дело не с представлениями (фиксированный гештальт) участника о своих отношениях (проблемах) с другими людьми, а непосредственно с самими отношениями «здесь и сейчас», что позволяет ему более оперативно работать с процессом индивидуального осознавания участников группы. В этом случае участники группы могут понять, как именно они актуализируют себя в группе и вне ее. Такое осознавание — это условие успешной терапии. Во-вторых, терапевт направляет осознавание участников на групповой процесс н групповую ситуацию, для того чтобы они овладели навыками изменения групповой среды. Эта навыки необходимы им и для изменения своего бытия в мире (вне группы).

Супервизору в групповой терапии приходится сталкиваться с очень разноплановым процессом, имеющим сложную динамику и структуру. Для того чтобы наблюдение супервизора за группой и действиями группового терапевта было полезным, можно выделить две основные области наблюдения:

  • работа терапевта со структурой группы.
  • работа терапевта с динамикой групповой системы в целом.

Работа с динамикой может быть рассмотрена:

а)  на персональном уровне (влияние терапевта на индивидуальную динамику членов группы):

б)  на интерперсональном уровне (работа с интеракциями участников);

в)  на обще групповом уровне (работа с групповой системой).

Особенности работы терапевта со структурой группы (как области наблюдения супервизора):

а)  структура любого момента группового процесса характеризуется тем, что происходит в группе «здесь и сейчас» — чувства, мысли, поведение участников, их реакции друг на друга, субгруппы, особенности отношений с терапевтом, стереотипные и новые роли, переносы, физическое состояние и т. п.;

б)  общегрупповые феномены и терапевтические интервенции, связанные с прояснением структуры для участников (фасилитация. конфронтация, поддержка, прояснение и т. п.), выбор заданий и упражнений терапевтом могут стать необходимой областью наблюдения супервизора в групповой терапии.

Кроме того, структура происходящего в группе в значительной мере зависит от того, что происходит за ее пределами, каким образом эта группа быта набрана, от ее состава и т. п. Эти сведения должны быть заранее собраны супервизором.

Особенности работы терапевта с динамикой группового процесса (как области наблюдения супервизора):

а) индивидуальный уровень: обсуждение особенностей динамики группы в групповой гештальт-терапии имеет терапевтический смысл лишь постольку, поскольку отвечает на один из центральных вопросов груп­повой терапии — о механизмах влиянии группы на индивидуальные терапевтические достижения участников. Терапевтическая динами­ка участника представляет собой «развертывание процесса личност­ного роста в условиях жизни группы, в условиях постоянно развива­ющегося взаимодействия с другими людьми» (Немиринский. 1999). Область наблюдения супервизора — это действия терапевта по от­ношению к отдельным участникам (и их личная динамика) и вли­яние таких действий на групповую систему и ее изменения. Сюда можно отнести индивидуальные фокусировки и выбор терапевтом участника для индивидуальной работы в групповом контексте, а также саму терапевтическую работу и ее влияние на группу:

б)  межличностный уровень: в центре внимания супервизора находится работа терапевта с взаимодействиями участников, оказывающая влияние (фасилитирующее или тормозящее) на групповой процесс. Если же в группе работают два ко-терапевта. то же самое относится и к их взаимодействию:

в)  общегрупповой уровень: терапевт как групповой лидер может способ­ствовать продвижению группы по пути развития, а может неосоз­нанно блокировать этот процесс. Подобные действия являются еще одной областью наблюдения супервизора в групповой терапии — су­первизор изучает вклад терапевта в динамику группового процесса в целом.

http://psylib.myword.ru/index.php?automodule=downloads&showfile=2996

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *