Слияние и поглощение

slozhnosti-v-otnosheniyah-paryi-300x300

 

Пережив влюблённость, а по по-нашему — слияние в начале отношений, — со временем у кого-то из пары появляется стремление к обособленности или отдельности. Слепились — разлепились, слепились-разлепились. Ну так, чтобы между нами ветер свистел хотя бы иногда.

И ура! можно друг без друга дышать, можно не мучиться выбором — вместе провести вечер или с друзьями? Побыть одному или вместе и никаких одному? В общем начинает хотеться чего-то своего, без своего ненаглядного, уже не столько всего общего и мы даже перестаем друг друга понимать с полу слова. Что он сказал? А что ей надо? Это и злит и раздражает, и иногда вообще не до него. Если это начинает происходить — это признак появления отдельных людей в паре!

Однако…чтобы это произошло, эти двое должны (ну как должны, хотелось бы, конечно) заявить об этом. Хоть как-то, ну намекнуть там или промяукать «хочу к подружкам».

Иногда это категорически трудно сделать, от слова совсем. Почему?

Мы боимся ранить другого своим выбором «себя», особенно если он готов раниться о наш выбор. Если есть идея — «ах он с друзьями, значит не любит, ему не важно, он уйдёт и вообще все». Идея, что нужно быть всегда вместе и отдавать друг другу себя без остатка. Дышать друг другом. Как героически прекрасно, но вообще смертельно опасно для отношений. Ну для секса так уж точно.

Мы отвечаем (как будто бы) за его состояние — ему будет неприятно сидеть дома одному, она будет скучать перед телевизором, да и поговорить не с кем. Лучше, сделаю так, чтоб он не страдал, вдруг будет страдать и бросит меня тогда?. А ещё, возможно, он или она будут недовольны, будет он-она винить, ругать, манипулировать, угрожать, отвергать, уходить и вот это вот все. Откажусь-ка я, а то мало ли чего?

Ничего не напоминает? Отругать могла мама за позднее возвращение домой, за друзей в подъезде, за тупую подружку, которая тебя плохому научит. Агрессию
или отвержение дарила Мама (условная Мама, любой значимый другой в те детские времена). А тут ты уже взрослый мужик или вполне себе мать троих детей, а тебя отругают за посиделки с подружками или футбол с приятелями.

Но нам все ещё страшно — а ну как это испортит отношения? Разрушит? Нас покинет тот самый важный человек? Нас пугает то самое отвержение, обида, наказание, агрессия и подступается чувство вины, что я вообще я не должен для себя хотеть и ради отношений, быстро и насовсем давай откажись. И от себя, и от желаний и ещё ему не давай выбирать себя. Ибо нефиг. Страх потери отношений не даёт сделать выбор в свою пользу.

Вот мы сохраняем эти отношения, все бережём, никуда не ходим. А потребность побыть в своём растёт. И ведь растет как на дрожжах, а мы все боимся. Все остаёмся в слиянии, хотя уже и тошнить начало, и сбежать хочется, но никак не решиться заявить и выдержать.

Выдержать реакцию. Выдержать обиду, гнев, отвержение. Это очень пугает ибо слеплено с потенциальной потерей отношений. Лучше отказаться от себя, лишь бы не покидали.

Однако отказ от себя ради другого вообще ни разу не спасает отношения, он их рушит. В слиянии нет отдельных людей, это мессиво безграничных отношений, чувств, вины, ответсвенности за другого, а не себя. Если себя нет, то с кем мы в отношениях? Два «не я» существуют под одной крышей? Ну ну.

Иногда происходит взрыв. Такой, что вообще все рухнет и будет уже не просто «по отдельности», а вообще врозь.

Свобода начинает рисоваться какими-то разноцветными яркими красками — тут же забылось как скучали и ждали этой самой близости, семьи, совместности. Там же так хорошо, на свободе то — куда хочу, туда лечу. Жить вместе оказалось не так просто, как мечталось тогда, когда ты был один.

С этим можно «справиться» и по другому. Точнее можно научиться выдерживать эту реакцию другого, отдавать ему право на злость и не согласие, на его чувства. Да и не должен он быть рад, что вы вечером с подружками? Ну мало ли что там, действительно. Ну и вот. Он может быть недоволен, а вы можете выдержать эти чувства без упреков и обвинений. Без вот этого вот — «сколько можно, ты тиран, и я тогда вообще уйду!». Можно выдержать «наезд» и сказать, «да все так, ты не рад совсем, но мне важно. И это не означает, что я тебя не люблю».

В терапии проживая свой опыт «ругания» мамы за выбор себя, за своё право на желания вырастает устойчивость и ответственность за себя. Сейчас уже за то, что вы что-то делаете, вас не отругают, не накажут, не лишат чего-либо. Это уже не мама, а вы уже не ребёнок. В терапии осознаются эти механизмы постепенно, отделяется своё от маминого и Мама отделяется от мужа, ещё можно и так сказать.

Ну и если выбор себя сопряжён с угрозой потери отношений, а то и с самой потерей, возможно стоит подумать об этом ещё раз. На что я готов ради их сохранения? Какую цену я готов заплатить? Отдельное моё я ценно, важно и оно должно жить. Возможно в других отношениях даже.

А вообще ведь как только отдельность (или ещё хуже полная свобода) — то и расцвести хочется. И драйв, и интересы. И вместе приятно встретиться после разлуки. И пахнуть как майская роза. А в слиянии и незачем, и без энергии, все же понятно для кого и как?

За отдельность. Она спасает отношения, а слияние и категорическое врозь их разрушают.

Психолог Кристина Руснак

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.