Почему я пошла к психотерапевту.

poteryalsya-v-lesu

Не-маленький каминг аут или «Почему я пошла к психотерапевту
Меня иногда спрашивают почему я пошла на терапию. Почему мне не хватило семьи, друзей, умных книг, статей в интернете — всего того, чего хватает обычным, нормальным людям.
Прошло года три-четыре и сейчас, когда пазл сложился в картинку я, кажется, могу ответить на этот вопрос.
Мне было плохо. Мне было больно. Постоянно, монотонно. Я устала, зверски, окончательно, бесповоротно. Моя жизнь стала усилием, постоянным усилием, на все — усилием работать, усилием общаться, усилием встать с утра и убраться или приготовить поесть. Нет, я делала все это, «это не депрессия», говорила я себе, «я же нормальная, живу, работаю, нормально выгляжу. Депрессия — это вот те страшные люди, которые лежат комочком посреди скомканных грязных простыней и не могут дойти до душа и холодильника
Я долго пыталась убедить себя что все нормально и «все так живут, а что ты хотела?» Но при мысли что я так буду жить ещё лет 30-50 мне хотелось просто как-то исчезнуть с лица земли. Не быть. Я честно не видела смысла в таком существовании.
Я помню, или мне так кажется, что я пыталась говорить с почти всеми близкими людьми в моей жизни. Так или иначе, тем или иным текстом я говорила «мне больно, мне страшно, мне плохо» и слышала в ответ «поддержку» разной степени. Нет, я верю, эти люди меня любили и любят. Они правда пытались мне помочь. Они спрашивали «а что с тобой?» И я говорила что , ну, например, разлюбила свою работу. Они спрашивали почему. Я растерянно пожимала плечами, а они начинали рассказывать мне какая она замечтальная — большой, светлый, красивый офис, хорошая зарплата, молодой и весёлый коллектив. Ну что не так? Спрашивали они, я кивала и грустно говорила «все так».
Иногда я отваживалась сказать, что, кажется, я хочу другого — не этого, может даже не до конца знаю чего, меньше работать, делать что-то другое и я слышала «ну так бери и делай, это твоя жизнь, весь мир у твоих ног, все в твоих руках. И я кивала и грустно говорила «да, все в моих руках», вот только сил моих тогда едва хватало на то, чтобы жить своей рутинной жизнью, а «брать и делать» требует много сил, энтузиазма и энергии.
Я пробовала просто пожаловаться «знаешь, мне плохо» и слышала «тебе плохо? Окстись! Муж, дом, работа, да у тебя все есть! Вот у меня или вот у Машки… Сейчас я расскажу тебе что такое, когда в жизни плохо» и я слушала душещипательную историю Машки, и мне становилось её жалко и грустно и мои проблемы на фоне Машкиных и правда меркли. Вот только жить по прежнему было больно и с усилием.
Я дошла до психотерапевта, наверное, уже в почти полном отчаяньи, когда с одной стороны уже понимала чт это безнадежно, а с другой оставалась крохотная вера в чудо, что может быть ну хоть что-то мне поможет. Что если я перепробовала все известное и оно не работает то, хрен с ним, попробуем неизвестное. Хуже ведь уже не будет.
Тут надо вознести маленькую молитву всем богам, маме с папой и моему интеллекту, что меня не понесло к экстрасенсам, гадалкам и эзотерикам. А также что в моей жизни оказалась добрая Катя, которая как я смутно помнила работала психологом, но в далеком Минске, и на мой вопрос » к кому пойти» посоветовала нужных людей в Одессе. Чистое везение и невероятная удача.
Так вот, по рекомендации Кати я дошла до личной терапии.
Я тут могу много писать, трогательных историй и диалогов, но самое яркое впечатление осталось когда на мой текст про «мне плохо, но у меня все хорошо — смотри какая у меня жизнь — муж, дом, работа, хобби» моя терапевт ответила «мне не очень важно, какая у тебя жизнь, мне важно, что тебе в ней плохо. Расскажи мне как? Как ты живёшь? Как именно тебе плохо?» Она много раз мне повторяла эту фразу «не важно, как это выглядит снаружи, важно как в этом живётся тебе» на разные лады, разными текстами. И я запинаясь, давясь слезами, сама себя обрывая, по кусочкам рассказывала своё «плохо». Путано, сбивчиво, часто противореча себе, я складывала картинку своего «плохо». И дело не в правильной фразе, дело в том, что она была первым человеком, кто признал, что мне плохо и что мне не нужны никакие веские основания для этого плохо. «Тебе плохо. Я это вижу, я в это верю, этого достаточно». И, вот честно, нормальный человек не вынес бы этого нытья. Потому что это не час и не два, это были месяцы. Месяцы, когда я приходила, начинала плакать, не успев сказать «здрасте» и сквозь слезы говорила «у меня все хорошо, мир на своём месте, я не знаю, почему я плачу» и она меня не торопила. Я плакала и говорила, просто про то, как прошла неделя. И в какие-то моменты я плакала громче и горше и она меня просто расспрашивала «а что он сказал? А что ты сказала? А что ты чувствовала? А почему?» «Почему?» Не с целью меня уесть или решить права я или нет, или рассказать «как правильно» а с неким доброжелательным интересом. Она не обвиняла меня или не говорила «ты не права, надо делать вот так» она говорила «когда ты делаешь вот так, я или другие люди можем чувствовать вот это или поступать вот так» или «знаешь, когда мне говорят такое я чувствую то-то или я делаю это, потому что для меня это значит что …»
Оказалось, что я часто не замечаю себя. Своих желаний, чувств, потребностей. Я не верю себе, а опираюсь на внешние оценки или критерии «нормально-не нормально». Это примерно как резать себя ножом и искренне верить, что мне не больно, потому что по телевизору показывали фокусника, который шпаги глотает, и ничего.
Маленькие шаги — замечать себя, замечать свои чувства и желания, этому я училась у неё. Она замечала и признавала их во мне, и тогда у меня получалось признать их ценными и важными, потому что они были важны для неё. Реально маленькие — что я хочу съесть, что я хочу сейчас делать, что я чувствую когда …
Я научилась опираться на чувства. Если мне больно — значит что-то сейчас причиняет мне боль и я могу об этом сказать или могу от этого отодвинуться. Если я устала — это повод отдохнуть. Если мне хочется что-то то я могу об этом сказать или попросить или сделать себе это сама.
И нет, я не стала идеальной, просветлённой или вечно-счастливой мне по-прежнему бывает плохо и грустно, страшно и больно, но уже периодами, кусочками. И я знаю, что это пройдёт. А ещё мне радостно, вкусно, интересно, драйвово, весело, нежно, приятно, смешно, трогательно, обидно… Я стала лучше понимать чего я хочу и у меня есть силы и энергия пробовать это. Мне осталось жить при хорошем раскладе 30-50 лет и я немножечко переживаю, что за эти годы я не успею сделать и попробовать все, чего хочется.

Анна Олейник

https://www.facebook.com/annaoleynik15?fref=ts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *