О необходимости границ

lichniye-granicy

Если мы склонны к тому, чтобы выстраивать сверхграницы и чрезмерно защищаться — мы помещаем себя в стены, путая безопасность со свободой. С другой стороны, если склонны жить без границ — оставляя доступ к себе слишком открытым — мы плывем по периферии воплощенной жизни, путая слияние с близостью, неограниченность со свободой, а чрезмерное терпение с состраданием. Границы препятствуют распространению эпидемий, но что делает подобное сдерживание — защищает нас или защищает сверх всякой меры, заманивает или служит, заземляет или цементирует, становится домом или тюрьмой?

Те, кто выходит за границы, обычно склонен по ошибке рушить границы ради саморасширения; а это — одна из ловушек.
Сходную ошибку мы совершаем идеализируя романтический период отношений, в которых ошеломляющее стремление к объединению рассматривается как окончательное состояние любви, а не как временный фантастическое состояние, которое неизбежно проходит со временем. Мы можем осознавать или восхвалять это устранение границ, как своего рода освобождение, разрушение оков во имя трансценденции и духовной реализации. До тех пор, пока мы воспринимаем подобное расширение как удивительное, мы путаем наш путь из оков с настоящей открытостью, мы не осознаем, что здесь — настоящая ловушка, которая не расширяет границы, а напротив — отрицает и неуважает их. К примеру, кто-то, кто нам близок — начинает разговаривать с нами очень неуважительно, явно переходя черту дозволенного, а мы, вместо того, чтобы отстоять себя и границы дозволенного, оставляем их поведение без внимания и не оспаривая его, думая о том, какие мы сострадательные. Но, этим самым, мы не уважаем свою собственную границу, которая была нарушена.

Пренебрежение нашими границами — не указатель более высокого или более благородного состояния — как бы мы не рационализировали по этому поводу. Это — просто эскапизм и нежелание, боязнь увидеть, войти и пройти через нашу боль. Диссоциация в «духовных» одеждах, все равно остается диссоциацией! Мы можем считать добродетелью выход за пределы личного, возможно думая о том, что мы трансцендируем ее, а на самом деле скатываемся в область деперсонизации (хорошо известного психиатрического нарушения состоящего из потери связи с собственным чувством «я»).Деперсонизация — просто другая форма диссоциации (или нездорового отделения).

А что находится с другой стороны от диссоциации? Близость. А близость требует здоровых границ. Здоровые границы защищают, но не чрезмерно; они охраняют, но не сковывают. Если мы защищаем себя чрезмерно, то перестаем расти и впадаем в стагнацию. И, если мы становимся совершенно незащищенными, мы тоже перестаем расти, открывая себя без разбора, позволяя попадать в состояния, в которых поглощение неизбежно.
Рассмотрим, в качестве примера, чрезвычайно красивого и всегда улыбающегося человека, даже тогда, когда он плохо себя чувствует. Он может выглядеть очень открытым и восприимчивым, но на самом деле это может слишком многого ему стоить, возможно вследствии того, что эта стратегия — никогда не говорить «нет» — помогла ему справиться с трудностями в раннем возрасте.

Обладание здоровыми границами не означает отсутствия восприимчивости; наоброт, это разборчивая восприимчивость, та открытость которая в состоянии легко и непринужденно сказать как «да», так и «нет».

Роберт Мастерс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.