Нелюбимые дочери

НЕЛЮБИМЫЕ ДОЧЕРИ И ОДИН ВОПРОС, КОТОРЫЙ НУЖНО ПЕРЕСТАТЬ СЕБЕ ЗАДАВАТЬ.

Почему путь к исцелению может быть заблокирован.

Peg Streep любезно разрешила и дальше делать переводы её статей и публиковать их в этом блоге, за что ей огромное спасибо.

***

Есть обманчиво простой вопрос, который и близко не отражает глубину боли и обиды, что прячутся за ним: почему моя мать меня не любит?

Это был вопрос, который не давал мне в детстве уснуть и моя потребность найти ответ была столь же жгучей, как и страсть рыцарей, толкавшая их на поиски Святого Грааля. Если бы я только могла найти ответ на этот вопрос, тогда бы я знала, что должна сделать и кем стать, чтобы получить её любовь. Но проблема в том, что за этим вопросом глубокая, темная дыра, наполненная страхом и стыдом, потому что мир, в котором живет ребенок очень маленький и управляется матерью, и первый ответ приходящий на этот вопрос: потому что я вот такая. Она не любит меня, потому что я — это я.

Тогда, в своей детской спальне я не знала, как много маленьких девочек в самых разных семьях мечутся и страдают, пытаясь ответить на вопрос — почему моя мама меня не любит. Тогда, в детстве, я думала, что я одна такая на всем белом свете.

Вопрос становился более острым, более мучительным, когда нелюбимый ребенок видит, что его мать может любить другого ребенка в семье. Одна женщина, которой сейчас 52, призналась:

«Мне было шесть, когда родилась моя сестра и я помню это чувство, будто на меня обрушилась стена, не давая возможности дышать, когда я видела, как моя мать поет ей на ночь и нянчится с ней, улыбается ей, с большим удовольствием купает её и тискает. Ничего подобного она не делала со мной. Я устала быть милее, приятнее, надеясь, что она полюбит меня как сестру, но это никогда не срабатывало. Никогда.»

Страх, стыд и конечно же этот пугающий ответ «дело в тебе» заставляет многих нелюбимых дочерей не думать об этом вопросе в детстве и порой еще долгое время во взрослом возрасте. Их острая потребность в материнской любви и поддержке удерживает их в том, что я называю «танец отрицания»; они находят оправдания, рационализируют поведение матерей, закрывают глаза на их обращение с собой, игнорируют последствия воздействия этого обращения всеми возможными способами. И пока они страдают, они неосознанно поддерживают этот замкнутый круг боли, а иногда и подкрепляют таким поведением ненависть к себе. Подсознательно они принимают ответ на вопрос, который сознательно даже не смеют произнести: потому что я — это я. Она не любит меня, потому что я — это я. Одна женщина, которой сейчас 60, объяснила как это было в её жизни:

«Я бежала от осознания, что она меня не любит, прощая ей её жестокость и да, она была очень жестока ко мне. Я думала, что это все потому, что у неё самой было тяжелое детство, и она возмущалась тем «привилегиям», в которых я росла. Я не могла вынести тот факт, что она завидовала мне во всем. Вместо этого я бесконечно старалась удовлетворить её, но это никогда не срабатывало. Я никогда, вообще никогда, не чувствовала себя хорошей. Она умерла, когда мне было 50 и не оставила мне ничего, даже чашки. Я была поражена и в то же время как будто очнулась. В процессе психотерапии, я нашла себя. Пятьдесят лет. Именно столько времени у меня заняло понимание того, что я заслуживаю любви».

Проблема в самом вопросе.

И хотя сам вопрос звучит вполне логично, но правда в том, что на него нет ответа — ответа, который бы позволил нелюбимой дочери разработать план действий, чего она на самом деле и хочет. Матери не любят своих детей по множеству причин или вообще без всякой на то причины. Фокусировка на этом вопросе не только рождает надежды — может быть можно что-то в себе изменить, чтобы она полюбила — но также заставляет верить в ложь, что это про вас и про то какая вы. А это не так. Это о ней и о том, кто она. Это самое сложное для понимания, потому что дочь уже давно усвоила вину и стыд, которые стоят за этим вопросом. Ведь всем известно, что матери любят своих детей, правда?

Вот что я называю ядром конфликта — дочь продолжает нуждаться в материнской любви и поддержке и параллельно с этим растет её осознание того, сколько боли ей причинила мать — и это часто ставит дочь в тупик, заставляя искать ответ на вопрос, который бы все раставил по своим местам. Как писала одна дочь:

«Это как будто я снова и снова расчесываю рану. Я хочу, чтобы было какое-то рациональное объяснение тому, почему она унижала и бросала меня. Я хочу знать причину, почему она выбрала ранить меня, а не любить. Ведь должна же быть причина, должен же быть ответ. Мой терапевт всё время говорит мне отпустить эту тему, но я не могу, сейчас не могу. Наступит ли момент, когда я смогу это сделать? »

Ответ в том, что да, этот момент наступит, но вы должны его приблизить.

Вот почему вы должны прекратить задавать себе этот вопрос.

Настоящий путь к исцелению — это задавать себе другой вопрос: как отношение моей матери ко мне — и её нехватка любви и поддержки, которую я испытала — отразились на моей жизни? Фокусироваться на вопросе почему она меня не любит может дать вам инсайт — о, она нарцисс или у неё пограничное расстройство личности — и может заставить вас думать, что вы наконец-то поняли, что это за хаос был в вашем детстве, но это не поможет вам найти исцеление. Пока вы застопорились на вопросе «почему», вы продолжаете кататься на карусели имени вашей матери и не обращаете внимания на то, что действительно важно: на себя.

Вот почему отпустить этот вопрос — первый шаг к тому, чтобы сойти с этой карусели.

***
Эта статья включает материалы из интервью, которые я проводила с женщинами на протяжении 15 лет, собирая информацию для своих книг.

Юлия Лапина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *