«Концепция цикла-контакта и как ею пользоваться» (лекция интенсив 2012г.)

В процессе своего обучения терпевт приобретает теоретические и практические знания и навыки, способствующие профессиональному становлению.

Что же нам позволяет это делать – работать с клиентом? На что мы опираемся, когда оказываемся в этой роли – роли терапевта? Я бы сказала, что есть такие «три кита»: теория гештальт-терапии, собственная личность терапевта и интерес. Интерес к тому, как я живу, интерес к тому, как живет он (клиент) и к тому, что происходит в пространстве между. Теория гештальт-терапии дает нам с вами инструменты, которыми мы можем пользоваться. Интерес к себе, уверена, у вас есть. Интерес к другому рождается при встрече. И как все рожденное имеет свойство расти и меняться.

В этой статье мы с вами рассмотрим один из инструментов теории – понятии цикла контакта и как им возможно пользоваться в работе.

Концепция цикла контакта, лежащая в основании методологии гештальт-подхода и предложенная основателями направления П. Гудманом и Ф. Перлзом, является одним из фундаментальных положений, определяющих теорию и практику гештальт-терапии. С момента ее появления в работе «Возбуждение и рост в человеческой личности» (известной также под названием «Теория гештальт-терапии») она оставалась практически неизменной, подвергаясь лишь незначительным модификациям, дополнениям и уточнениям.

В полевой парадигме, суть цикла контакта состоит в возникновении напряжения на границе контакта организм-среда, вызванного внутренними импульсами или внешними раздражителями, а затем деятельностью организма, направленную на уменьшение этого напряжения. Таким образом, концепция цикла контакта полностью соответствует физическому закону минимума потенциальной энергии любой открытой динамической системы, которой в данном случае является организм-в-среде.

Эти звенья таковы:
(1) Организм в состоянии покоя.
(2) Раздражитель, который может быть внутренним или внешним.
(3) Создание образа или реального заместителя
(4) Ответ на сложившуюся ситуацию, направленный на:
(5) Уменьшение напряжения и
(6) Возвращение к организмическому балансу.

Перлз и его единомышленники (Гудман, Зинкер, Польстеры и др.) в деталях анализируют нормальный, идеальный цикл удовлетворения потребностей, который другие авторы называют также «циклом органической саморегуляции», циклом опыта, циклом контакта-отступления — и даже циклом Гештальта.

Здоровый человек без труда определяет преобладающую в данный момент потребность, он способен сделать выбор с целью ее удовлетворения и, следовательно, открыться для новой потребности. Такой человек включен в непрерывный процесс образования и исчезновения Гештальтов, в котором проявляется взаимодействие иерархии его потребностей с фигурами, которые последовательно возникают, и выделяющимися на фоне его личности.

Традиционная концепция цикла контакта основывается на постулировании принципа, который описывает особенности процесса удовлетворения человеком своих потребностей, и в основе которого лежит идея о том, что приобретение опыта индивидом предполагает динамику некоторых его этапов. Н.М. Лебедева и Е.А. Иванова в этой связи отмечают: «Цикл контакта, или цикл опыта, или цикл удовлетворения потребности – схема, придуманная для описания процесса контакта человека с внешней средой.

Данный процесс включает ряд событий: восприятие новизны; оценку ее привлекательности или нежелательности в данный момент; действия, направленные на творческое приспособление к ней: на ее ассимиляцию, если она желательна, или ликвидацию, если она нежелательна, вредна или является излишней».

Более решительной попыткой развития традиционной концепции цикла контакта, основанной на феноменологии явилось создание Т. Берли модели, предполагающей процесс развития гештальта как движение от недифференцированного поля – к дифференцированному и обратно. Так, автор модели в описании структуры феноменологии выделяет семь основных этапов: недифференцированное поле – образование фигуры – фокусировка фигуры – self/среда сканирование – разрешение – (намерение, ассимиляция, планирование, проверка) – недифференцированное поле.

Классическое представление о цикле опыта (контакта), принадлежащее П. Гудману и Ф. Перлзу, предполагает последовательность следующих друг за другом этапов:

1.Преконтакт (forcontact) представляет собой дифференцирование фона и выделение фигуры. Телесные ощущения здесь выступают фоном, какое-то напряжение на границе контакта, связанное с внутренней потребностью организма (аппетит) или внешнее, средовое воздействие проявляется в виде фигуры. Это стадия ощущений; задача этапа – ориентация в среде и ощущениях (потребностях) организма. Соответствует проявлению функции селф Ид. Прерывание преконтакта – слияние, неразличение границ между организмом и средой, средовых факторов или собственных ощущений и потребностей.

2. Контактирование (contacting). На этой стадии потребность уже выделена, и организм начинает действовать. Происходит развитие фигуры, увеличение возбуждения, опустошение фона. В процессе контактинга происходит выделении агрессии, приближение и преодоление препятствий, а также произвольная ориентация и манипуляция. Эта стадия отождествления и отчуждения Эго с различными аспектами фигуры, что сопровождается эмоциями: приятными — влечение, интерес, или неприятными – нетерпение, раздражение, отвержение, а также агрессия. Напряжение на границе контакта велико, поэтому контактинг либо теряет энергию и затягивается, либо переходит на следующие стадии. Прерывание контакта на стадии контактинга представляет собой интроекцию, в самом начале между преконтактом и контактиногом, что приводит к подмене фигуры, и проекция, по ходу всей стадии, за счет чего внешней фигуре приписываются желаемые (или избегаемые свои) качества, а также ретрофлексия в случае не-наступления третьей фазы.

3. Финальный контакт (full-contact) – концентрация, слияние и идентификация с фигурой, максимум возбуждения, минимум произвольности. Вся произвольность ослабляется, достигается полное осознование (awareness) процесса и происходит спонтанное единое действие восприятия, движения и чувства. Селф полностью идентифицирует себя с фигурой, что является естественным, необходимым слиянием. Возбуждение на границе контакта разряжается, потребность удовлетворяется. Соответствует проявлению функции селф Ид.

Прерывание контакта на стадии финального контакта происходит по механизму ретрофлексии, когда граница контакта «симулируется» и образуется за счет расщепления селф; частичное удовлетворение достигается, но нет новизны, опыта и роста организма. Другой механизм прерывания – эготизм – заключается в предотвращении финального контакта за счет продолжающегося контактинга.

4. Постконтакт (postcontact). Фигура теряет энергию, разрушается и уходит в фон. Селф уменьшается, возбуждение падает, и граница контакта любо исчезает, любо теряет смысл. Главная задача – ассимиляция опыта и его интеграция. Функция Ид завершается, и исполняется функция Персоналити, которая интегрирует новый опыт в общую идентичность организма. Личность (Персоналити) представляет собой продукт связной интеграции опыта многих контактов.

Прерывание на этапе постконтакта – девалидизация (обесценивание) – произвольно вмешательство и препятствие ассимиляции нового опыта. В случае эготизма постконтакт наступает сразу после контактинга; граница контакта остается напряженной, гештальт не завершается. Слияние на стадии постконтакта приводит к удержанию фигуры и затягиванию контакта, когда цикл завершен. Таким образом субъект избегает расставания и испытывает трудности в ассимиляции нового опыта.

В теории и практике гештальт-подхода в психотерапии сложилось два основных представления о прегнантной динамике в процессе цикла контакта. (прегнантность- завершенность гештальтов, их уравновешенное состояние, «хорошая форма»).
Первая позиция заключается в том, что фигурой является некая потребность, лежащая в основе цикла контакта.

Более того, поскольку каждый из этапов цикла контакта соответствует одной и той же потребности, инициирующей активность человека, то имеет смысл в этой модели говорить о «фигуре терапевтической сессии». Таким образом, фигура на протяжении всей временной последовательности цикла контакта остается неизменной.

С. Гингер пишет: «Только ясное различение доминантной для меня в данный момент фигуры позволит мне удовлетворить мои потребности, а ее последующее растворение (или отсутствие) освободит меня для новых актов физической и умственной деятельности.» Т.е. весь цикл контакта посвящен одной и той же фигуре-потребности, имеющейся у клиента.

Ж.-М. Робин, говорит: «Рассмотрим более подробно этот традиционный пример с голодом. Голод составляет фигуру в определенный момент и прерывает все мои другие ощущения и занятия, он выдвигается на первый план, и я вступаю в контакт с окружающей средой, чтобы найти решение для ее удовлетворения.

Фигура «голод» будет развиваться, наполнять меня энергией, заставлять вступать в контакт с окружающей средой, где я возьму пищу, а затем, по мере того, как я буду есть и усваивать пищу, гештальт «голод» будет разрушаться и позволит мне перейти к другому гештальту». Эти же авторы в этих же работах довольно ясно утверждают обратное – в зависимости от этапа цикла контакта фигура претерпевает трансформацию.

Тем не менее, такого рода трансформация не подчинена свободной, творческой и непредсказуемой динамике, а детерминирована внутренней логикой цикла контакта. Итак, мы оказываемся в пространстве второй позиции на предмет соотношения динамики фигуры и цикла контакта.

Суть второй позиции заключается в том, что каждому этапу цикла контакта соответствует такая же определенная динамика.

Только что мы с вами рассматривали классическое представление о цикле контакта Перлза и Гудмана, где на этапе преконтакта фигурой выступают некоторые наиболее выраженные данные восприятия, маркирующие возникновение или пробуждение потребности. Все остальные сигналы при этом являются фоном для первых. Во время контактирования место фигуры занимают ресурсы среды и возможности, существующие для удовлетворения актуальной потребности. На первый план при этом выходят эмоции, имеющие отношение к процессу осуществления выбора. На этапе финального контактирования, когда объект желания достигнут, место фигуры занимает собственно процесс взаимодействия субъекта и объекта. Постконтакт характеризуется появлением фигуры в виде переживаний и ощущений, маркирующих результат удовлетворения потребности, а также соответствующих образов и мыслей. При этом и сама потребность, и объекты окружающей среды уходят в фон.

Им вторят современные гештальт-терапевты. Например, Ж.-М. Робин, описывая фазу преконтакта, пишет: «В этой фазе заключено то, что составляет фон, задний план, это главным образом тело, и именно в теле начинает возникать ощущение. Это ощущение является признаком наиболее важной потребности организма, которая развивается в данный момент. …Следовательно, гештальт здесь отделится от фона, чтобы начать образовываться и затем «пойти на контакт» с окружающей средой, приобретая все более и более четкие контуры». Переходя к описанию фазы контактирования, автор отмечает: «…эта фигура, которая отделилась от недифференцированного фона, в свою очередь отойдет на задний план, чтобы напитать фон, дать ему энергию. Начиная с этого момента, возбуждение, энергия мобилизуются и позволяют организму обратиться к окружающей среде…». В течение финального контакта, по мнению Ж.-М. Робина, «…окружающая среда отходит на задний план и образуется новая фигура: это выбранный объект». И, наконец, в постконтакте «…граница закрывается на этом прожитом опыте, и в этот момент начинается работа по ассимиляции. Нет больше фигуры, в поле не остается больше ничего актуального».

Т.е. этапу преконтакта соответствует фигура в виде телесных ощущений, на этапе контактирования она уходит в фон, позволяя появиться новой фигуре в виде ресурсов окружающей среды, финальный контакт знаменуется трансформацией фигуры, которой теперь выступает выбранный для удовлетворения потребности объект, и, наконец, в постконтакте фигура и фон исчезают снова в недифференцированном поле.

В работах С. Гингера преконтакту соответствует фигура в виде субъекта (я), контактированию – объект (ты), полному контакту – субъект/объект (мы), постконтакту – человек в контексте его истории.

Т.о., на сег.день мы имеем вот такую особенность теории.

Вернемся к четырехфазной модели Гудмана, преимущество которой в том, что она проста для запоминания.  Он выделяет:

  • преконтакт (forecontact),
  • вступление в контакт (contacting),
  • полный контакт, или окончательный контакт (final contact),
  • постконтакт (или отступление).

На каждом этапе этого цикла self функционирует в разных режимах;

Составляющая традиционных представлений о цикле контакта – self-динамика, логика которой также находится в строгом соответствии с собственной логикой цикла. Подход к природе психического, распространенный в гештальт-терапии представлен концепцией self – процессом, протекающим в поле «организм – среда» и реализуемым посредством трех его функций: id, ego, personality. При этом функция id имеет отношение к внутренним импульсам, возбуждению, маркирующим возникновение потребности, их телесному проявлению. Функция ego представляет собой функцию активного сознательного выбора или отвержения и предполагает сопутствующую процессу идентификации/отвержения ответственность. Функция personality релевантна представлениям человека о себе и окружающем его мире, а также предполагает некоторую динамику смыслообразования и является хранилищем ценностей и убеждений человека.

Концепция self разработана авторами гештальт-терапии практически одновременно с появлением концепции цикла контакта. При этом self понимается основателями подхода как постоянный непрекращающийся процесс творческого приспособления организма к окружающей его среде.

Ф. Перлз и П. Гудман пишут: «Self – система контактов – всегда интегрирует перцептивно-проприоцептивные, моторно-мускульные функции и органические потребности. Он осознает и ориентируется, осуществляет агрессию и манипуляцию, а также эмоционально чувствует, подходят ли друг другу среда и организм. «Self существует там, где передвигаются границы контакта. Области контакта при этом могут быть ограничены, как при неврозах. Но где бы ни находилась граница и ни случался контакт, присутствует творческая самость»

Self – это специфический для каждого человека процесс, характеризующий его собственный способ реагирования в данный момент и в данном поле в соответствии с его личным «стилем».

С. Гингер, рассматривая цикл контакта, утверждает, что в преконтакте «self функционирует преимущественно в режиме id», на этапе контактирования – «в режиме ego, позволяющем выбирать среди различных возможностей, или отказаться от них, или совершить ответственный поступок по отношению к окружающему миру», во время финального контактирования «self продолжает функционировать в режиме ego, но теперь уже не в активной форме, а в среднем режиме – одновременно и активно и пассивно, когда клиент выступает одновременно как субъект и объект своего действия», в постконтакте «self функционирует в режиме personality, интегрируя только что полученный опыт в общий опыт личности, определяя место для свершившегося здесь и теперь в истории отдельного человека»

При этом цикл контакта понимается в гештальт-подходе как некоторое описание self-динамики.

1. Преконтакт (или фаза возникновения потребности или желания) — фаза ощущений, в ходе которой само ощущение от восприятия внешнего мира или зарождающееся в моем теле возбуждение (как правило, от стимула из окружающей среды) становится той фигурой, которая возбуждает мой интерес. К. примеру, мое сердце начинает стучать сильнее, когда я встречаюсь с любимым человеком.

self в это время функционирует преимущественно в режиме «id». Мое сердце — это фигура, а тело — фон.

2. Контакт, или вступление в контакт (contacting), представляет из себя активную фазу, в ходе которой организм приступает к взаимодействию с окружающей средой. Речь идет не об установившемся контакте, а об его установлении; имеется в виду процесс, а не состояние. Сам желанный объект (или устремления) становится фигурой, в то время как телесное возбуждение постепенно становится фоном. Как правило, эта фаза сопровождается эмоцией.

self функционирует в режиме ego, позволяющем выбрать среди различных возможностей, или отказаться от них, или совершить ответственный поступок по отношению к окружающему миру.

3. Окончательный контакт, или, скорее, полный контакт (final contact) — это момент здоровой конфлуэнции, слияния, стирания границ между человеком и окружающей средой, между я и ты, происходит открытие или исчезновение границы-контакт. Осуществляется цельное действие, происходящее здесь и теперь, восприятие, эмоция и движение оказываются неразрывно связанными.

Self продолжает функционировать в режиме ego, но теперь уже не в активной форме, а в среднем режиме, например, «я радуюсь» (фр. je те rejouis) означает одновременно, что меня радует ситуация (пассивная форма) и что я с удовольствием в ней участвую (активная форма) — одновременно активно и пассивно, когда клиент выступает одновременно как субъект и объект своего действия.

4. Постконтакт, или отступление — это фаза ассимиляции, благоприятствующая росту. Я перевариваю мой опыт.

Self функционирует в режиме personality, интегрируя только что полученный опыт в общий опыт личности, определяя место для совершившегося здесь и теперь в истории отдельного человека.

Разные авторы выделяют в цикле контакта разное количество его основных фаз.

Так, например, Польстеры (1973) выделяют в нем восемь этапов’, возникновение потребности, проявление, внутренняя борьба, окончательное решение, тупик, кульминация, озарение, признание, в то время как Зинкер (1977) выделяет шесть этапов’. ощущение, осознавание, мобилизация энергии или возбуждение, действие, контакт, отступление. А Мишель Катцев (1978) добавляет еще один этап — осуществление (помещая его между контактом и отступлением).

Основное значение разбивки на фазы состоит в том, что она позволяет как можно точнее выделить ту фазу цикла, в которой происходит его обрыв, блокада или другие нарушения: например, неспособность воспринять ощущение или потребность (у психотиков), а в другом случае потребность выявляется, но отсутствует энергетическая мобилизация (у апатичного невротика), или же — неспособность к отступлению (у тревожного или ненасытного невротика и склонного к слиянию истерика).

Гудман уточняет, что момент обрыва обусловливает тип «потери функции ego»:
до возбуждения, скорее всего, возникает конфлуэнция’,
• во время возбуждения — интроекция’,
• в момент столкновения с окружающей средой — проекция’,
• во время конфликта и разрушения —ретрофлексия’, ‘ во время полного контакта (final contact) — эготизм.

Н.М. Лебедева и Е.А. Иванова пишут: «В отношении привязки определенных сопротивлений к фазам цикла существуют две точки зрения. Одна из них предполагает, что отдельным фазам соответствуют свои, наиболее типичные срывы цикла контакта. Другая точка зрения отрицает подобную связь и утверждает, что все виды сопротивления могут встречаться на любых фазах».

На практике велико количество незакрытых Гештальтов, циклов, оборванных из-за нарушений границы-контакт, внутренних или внешних по отношению к субъекту нарушений, мешающих свободному проявлению self.

Для обозначения механизмов защиты авторы используют самые разнообразные термины: невротические механизмы или невротические нарушения на границе-контакт (Перлз), разновидности потери функции ego (Гудман), виды защиты ego (Андре Жак), сопротивление-адаптация (или адаптационное сопротивление) (Польстеры), нарушения self или интерференция в осознавании (awareness) (Латнер), обрывы в цикле контакта (Зинкер), невротические механизмы уклонения (Мари Пети).

Гудман выделяет четыре основных механизма: конфлуэнцию, интроекцию, проекцию и ретрофлексию. Он же описывает и пятый механизм с несколько особым статусом — эготизм.

Другие авторы добавляют еще дефлексию, профлексию и т. д., которые представляют, из себя скорее сочетания первых четырех механизмов, чем самостоятельные процессы.

Выявление этих механизмов, каждый из которых, в принципе, требует особой терапевтической стратегии,— важнейшая для гештальт-терапевта задача.

По возможности терапевт выделяет их, делая их более эксплицитными, только их обострение, и в особенности их постоянное возникновение в несоответствующие моменты, может говорить о невротическом поведении.

Конфлюэнция

Речь идет о состоянии отсутствия контакта, слияния вследствие временного отсутствия границы-контакт. При этом self не может быть выделен. Маленький ребенок находится в нормальной конфлуэнции со своей матерью (симбиоз), влюбленный — со своей возлюбленной, взрослый — с группой духовно близких ему людей.

Как правило, за конфлуэнцией следует отступление, позволяющее субъекту вновь обрести свою собственную границу-контакт, возвратиться к себе самому — особому и не похожему на других. Способ функционирования, при котором отступление оказывается настолько затруднительным, что конфлуэнция становится хронической, может быть квалифицирован как патологический (невротический или даже психотический).

Конфлуэнция также встречается в тех парах, где оба партнера не позволяют себе ни одного мало-мадьски самостоятельного действия, считая его «изменой».

В социальном плане конфлуэнция препятствует любому противоборству, а значит, и всякому социальному развитию. Ее можно обнаружить у фанатиков и сектантов.

Любой резкий разрыв конфлуэнции повлечет за собой сильную тревогу, нередко усиленную чувством вины,— вплоть до психотической декомпенсации.

Терапия в этом случае будет заключаться в работе с границами self, с личной «территорией» каждого человека, с временными пределами человеческих взаимодействий (чередование подходов и отступлений). Для этого необходима обстановка доверия и достаточной безопасности, которая позволит находящемуся в конфлуэнции клиенту стать независимым, не испытывая при этом опасений оказаться отвергнутым или «поглощенным».

Утверждению собственного своеобразия, непохожести на других способствуют телесные, вербальные или символические упражнения, определение границ своего тела, своего собственного ритма в группе, поиски своего особого места в ней, физическое противоборство с партнером и т. д. Как-то, в одной из сессий с депрессивной клиенткой, для меня стало очевидным, что клиентка находится в конфлюэнтных отношениях с матерью. Она говорила совершенно «бесцветным» голосом. Я выставила вперед обе ладони и предложила ей говорить то же самое, только дотрагиваясь ее ладонями к моим. Она сначала еле притрагивалась, затем плотность ее прикосновений возросла, а потом она и вовсе с силой ударяла по моим ладошкам. Она раскраснелась, стала повышать голос, появились гневные интонации. В конце сессии она впервые сказала, что хорошо себя чувствует.

Интроекция

Она лежит в самой основе воспитания ребенка и процесса роста: мы сможем вырасти только в том случае, если будем усваивать то, что идет из окружающего мира. Любое усвоение начинается с разрушения, слома установившейся структуры: мы разгрызаем яблоко, прежде чем проглотить его, мы критикуем идею, прежде чем принять ее.

Перлз уже в своей первой работе «Эго, Голод и Агрессия» настаивал на необходимости элемента агрессии для любого процесса ассимиляции.

Перлзу, как и Конраду Лоренцу, агрессивность представляется позитивным инстинктом , необходимым для процесса естественного отбора и выживания видов.

Этимологически слово а-грессия (от лат.ad-gredere — идти вперед, приближаться к другому человеку) по смыслу близко слову про-грессия (идти вперед) и противоположно словам ре-грессия (идти назад) и транс-грессия (идти наискось).

Гештальт-терапевт старается эксплицитно развить независимость клиента (self-support), его ответственность и ассертивность, а значит, и выявить любую попытку иллюзорного спасения в интроекции… в том числе интроекцию таких принципиальных положений Гештальт-подхода, как: «Нужно свободно выражать свои эмоции».

Джо Вайсонга, главный редактор Гештальт-журнала писал: «Фриц помогал другим, оставаясь при этом самим собой, и, как часто случается, некоторые его ученики, вместо того чтобы следовать его примеру и быть самими собой… стали Фрицом!».

Вот еще несколько примеров интроекции:
· нужно всегда говорить правду своему супругу,
но… никогда не нужно заставлять понапрасну страдать своего супруга;
· нужно уметь приносить жертвы ради своих детей,
но… «нужно прежде всего самому быть счастливым и удовлетворенным, чтобы дать пример счастья своим детям.

Терапия, т.о., будет заключаться в восстановлении агрессии клиента к интроецированному содержанию, для того, чтобы затем он смог ассимилировать все, или часть, или отвергнуть его за ненужностью. В этой работе важно отделять личность «создателя» конкретного интроекта от самого интроекта. Например, терапевту удалось выделить некоторое родительское послание клиенту. Усилия терапевта должны быть направлены таким образом, чтобы клиент злился не вообще на родителя, а именно на само послание.

Проекция

Перлз определяет ее как оборотную сторону интроекции: «если интроекция — это тенденция переносить на self ответственность за то, что на самом деле является частью окружающей среды, то проекция — это тенденция приписывать окружающей среде ответственность за то, что берет свое происхождение в self». В своем крайнем проявлении встречающийся у подозрительного параноика, упрекающего всех окружающих за ту агрессивность, которую он сам проецирует на других людей. Здоровая проекция необходима: именно она поможет мне установить контакт и понять другого человека.

Проэкцией в большой степени питается эмпатия. Проекция питает художественное творчество скульпторов, художников, писателей.

Проекция может расцениваться как патологическая только в том случае, если она становится систематической, если она проявляется как постоянный и стереотипный механизм защиты и возникает вне всякой зависимости от реального поведения других людей в данный момент времени. Нередко это проявляется в стремлении клиента в разговоре об окружающих произвольно обозначать их каким-то обобщающим словом. Например: «меня никогда не понимают…» — вместо «я думаю, что сейчас ты меня не совсем понял»

Таким образом, в случае проекции «внешний мир становится полем сражения, на котором сталкиваются внутренние конфликты субъекта» (Перлз).

Терапии в большой мере способствует работа в группе. В этом случае возникает возможность создания ситуации противостояния позиций клиента и других членов группы. К примеру, когда человек заявляет: «Я прекрасно знаю, что я вам надоел», терапевт просит его уточнить, кто из участников группы выражает такое чувство и на основании каких конкретных признаков он пришел к подобному убеждению.

Такие осознавания часто происходят в ходе психодраматических игр со сменой ролей (монодрама).

В индивидуальной терапии некоторые проективные механизмы могут питать перенос. В этом случае, если клиент приписывает терапевту самые разные не свойственные ему качества, наделяет его обширными знаниями и всемогуществом, или, напротив, какими-то негативными чертами, то терапевт сразу же столкнет его с реальностью межличностных отношений, возникающих здесь и теперь. Например, клиент хочет что-то рассказать терапевту о себе, но вместо этого говорит: »Я знаю, ты будешь смеяться», или «Ты подумаешь, что я дура». Конечно же, это собственная оценка клиента, которую тот проецирует на терапевта. Терапевт постепенно отделяет одно за другим все проявления механизмов переноса, сталкивая фантазии клиента с реальностью актуальной ситуации.

Ретрофлексия

В случае ретрофлексии субъект оборачивает мобилизованную энергию против самого себя, причиняя себе то, что он хотел бы сделать другим (например, я кусаю себе губы или сжимаю руки, чтобы не ударить другого человека), или делая самому себе то, что он хотел бы получить от других (например, бахвальство).

Перлз так обобщил все эти виды поведения:

«Интроецирующий делает себе то, что он желал бы получить от других, проецирующий делает другим то, что, как он считает, они делают ему, страдающий от патологической конфлуэнции не знает, кто кому и что делает, а ретрофлексирующий делает самому себе то, что он хотел бы сделать другим».

Итак,
· при конфлуэнции граница-контакт отсутствует,
· при интроекции меня захватывает внешний мир,
· при проекции я сам захватываю внешний мир,
· при ретрофлексии я захватываю мой собственный внутренний мир.

Например:
· «мы безумно любим друг друга» — конфлуэнция,
·  «нужно любить только своего партнера и никого другого» — интроекция’,
· «никто не любит меня» — (обычно) проекция;
·  «я себя люблю» — ретрофлексия.

Конечно же, здоровая ретрофлексия необходима, она является признаком социализации, зрелости и самоконтроля.

Как и для других механизмов сопротивления, ретрофлексия становится патологической только в том случае, если она приобретает хронический характер или превращается в анахронизм и приводит к постоянному мазохистскому подавлению внутренних импульсов Или, наоборот, к их болезненно-нарциссическому удовлетворению.

Нередко в ретрофлексии находит свое выражение непрерывная внутренняя борьба двух сторон личности, названных Перлзом «Top Dog» — тот, кто следит за тем, как я выполняю свои обязанности и «Under Dog»— гарант моего удовольствия.( Эти два выражения часто сравнивают с суперэго и id из психоанализа или со Взрослым и Ребенком из трансактного анализа).

Если по Фрейду принцип реальности должен главенствовать над принципом удовольствия, то по Перлзу реальностью является именно принцип удовольствия: испытывая тревогу, фрустрацию или принося жертву, невозможно создать ничего конструктивного.
Хроническая ретрофлексия, в частности, может оказаться в основе различных соматизаций.

В терапии будет поощряться проявление эмоций и их усиление вплоть до состояния освобождающего катарсиса. Этому способствует использование символических «переходных объектов», представляющих любимого или ненавистного родителя (или партнера), которому клиент сможет с максимальной интенсивностью выразить свои чувства. Терапевт может предложить клиенту «горячий» стул, или сам на время «стать родителем» или «партнером».

Использование таких техник в Гештальт-подходе позволяет клиенту высвободить невысказанные чувства гнева или мучительной обиды (к примеру: выражение запретного гнева на покойного родителя), ретрофлексия которого ведет к сильному чувству вины, нередко сопровождаемому сексуальными расстройствами (фригидностью и т. д.). Например, клиентка работает в группе с темой смерти отца, которую она не пережила. Она страдает сильной близорукостью, носит очки. В начале работы клиентка снимает очки и заявляет, что остальные участники группы для нее лишь размытые пятна, она их не видит. В процессе сессии ей удается обнаружить в себе очень сильный гнев на покойного отца, который пил, избивал ее и мать. Ее гнев сопровождается виной («Я не должна говорить такое о своем покойном отце»). Когда клиентке удается хотя бы отчасти выразить этот гнев отцу, после сессии она с удивлением обнаруживает, что даже без очков видит остальных участников группы, хотя и не очень четко.

В терапии необходимо возвращать клиента

Дефлексия, девиация

Дефлексия или девиация (Польстеры) — уклонение от прямого контакта путем отведения энергии от того объекта, на который она первоначально была направлена. Такое поведение выражается в избегании, бессознательных отвлекающих маневрах.

Если дефлексия становится систематической, то она будет препятствовать любому подлинному контакту и, в крайних случаях, даже может предположительно указывать на психоз: субъект постоянно не соответствует ситуации, все, что он говорит,— невпопад, некстати, а его действия никак не связаны с окружающей действительностью.

В терапии необходимо возвращать клиента к тому объекту, на который первоначально была направлена его энергия, рассматривать ситуации избегания переживания, ухода от объекта, сброса энергии. Например. Клиент, молодой парень, в начале терапии говорит о довольно серьезных вещах, заметно волнуется, его тело буквально кричит: «Мне очень трудно об этом говорить!». При этом, он то и дело смеется, что выглядит абсолютно неуместным. Когда я спрашиваю его об этом смехе, он искренне удивлен, и говорит, что не замечает того, как это происходит. Этот паттерн меняется далеко не сразу, но в процессе терапии он сам все больше и больше замечает его проявления, и буквально повторяет свои слова, удерживая в сознании свои истинные чувства.

Профлексия

Профлексия (Сильвия Крокер) проявится как сочетание проекции и ретрофлексии: сделать другому то, что самому хотелось бы от него получить. Например, я расхваливаю чужой костюм только затем, чтобы его обладатель обратил внимание на мой собственный.

Терапия строится по принципам работы с проекцией и ретрофлексией.

Терапевты, опирающиеся на Теорию self, беспрерывно задают себе следующие три типа вопросов:
• Какая функция self активна в данный момент?
• Каким образом? То есть какой, по всей вероятности, тип потери функции ego или сопротивления возникает?
• Когда? То есть в какой фазе цикла контакта-отступления проявляет себя это сопротивление?

Эготизм

Речь идет об осознанном усилении границы-контакт, гипертрофии эго. Усиление эго связано с практикой разного рода терапий, и в особенности Гештальта. Ведь в ходе терапии клиент занят прежде всего самим собой и своими проблемами, самонаблюдению, рассказывая о себе, внимательно исследуя себя, жертвуя своим временем и деньгами ради собственного развития и лучшего самочувствия, он проходит таким образом через период эготизма.

Гештальт придает особое значение чувству личной ответственности каждого. Он борется с некоторыми социальными нормативными интроектами, снижает эффект внутреннего контроля, рассматриваемый как проявление ретрофлексии, обличает конфлуэнцию и, таким образом, разрушает давно установившееся неустойчивое равновесие.

Поэтому неудивительно, что в ходе терапии клиент интересуется самим собой больше, чем своими близкими или окружающими его людьми, и позволяет себе испытать удовольствие от ранее подавляемых импульсов (сексуальных или агрессивных). Кроме того, чувствуя большую автономность, завоеванную через осуществление самостоятельно сделанных выборов, клиент может предаться самодовольству и вызывающему раздражение нарциссизму:

я займу полагающееся мне по праву место и больше не позволю другим управлять мной…

Как бы то ни было, но фаза нарциссической компенсации представляется неизбежной в ходе терапии: по всей вероятности, она является основным движущим элементом в процессе завоевания клиентом своей самодостаточности (self-support).

Эготизм проявляется в форме гипертрофированного ego, которое питает беспрерывное бдительное осознавание (awareness) человеком его собственного процесса «творческого приспособления» на «границе-контакт».

Терапия может считаться завершенной только тогда, когда эготизм исчезает и клиент больше не стремится к преувеличенной независимости по отношению к своему терапевту и своим близким.

Ему нужно пройти один за другим все четыре основных этапа человеческой жизни:

  • нормальную зависимость ребенка, привязанного к своей семье;
  • агрессивную контрзависимость подростка;
  • более или менее эгоистическую (или «эротическую») независимость взрослого, завоеванную в ходе трудного процесса последовательного усиления собственной непривязанности’,
  • взаимозависимость зрелости — осознавание человеком своих глубинных связей с социумом и Вселенной.

Я думаю, что клиенты, которые приходят к терапевту, по- разному мотивированы. Эта мотивация зависит не только от того, насколько ясно он (клиент) представляет свое желание, от степени выраженности самого желания, но и от того, из какой среды он пришел, есть ли у него предыдущий опыт терапии, каково качество этого опыта. Я взяла на себя смелость их классифицировать без претензии на всеобъемлемость.

Часть клиентов понимают важность психотерапии в собственном личностном росте. Они приходят к терапевту с жаждой изменений, формулируют запросы, кое-что знают о себе, много делают в терапии, иногда даже вместо терапевта, не сопротивляются действиям терапевта. Конечно, в процессе проявляются сопротивления изменениям.

Другие, в принципе, согласны, что личная терапия – это важно. Здесь возможны такие варианты: насущный запрос есть, он большой, касается их «неудавшейся» жизни, они уже, возможно, работали с этим в терапии, и пока ничего не меняется, а если даже меняется, то медленно и незаметно. Они формулируют один глобальный запрос на всю терапию. Здесь часто возникает сопротивление действиям терапевта: «Да, мне это уже говорили…». или «это точно не поможет….», или «Я попробую, но….» Это, отчасти, связано с тем, что они действительно уже пытались что-то менять с помощью других профессионалов; они, как правило, разочарованы и агрессивны, недоверчивы, а здесь им приходится доверять «благополучному» терапевту с неизвестным опытом. Терапевту, чтобы доказать, что он не хуже и тоже на многое способен, придется совершить чудо! Но, чтобы продвинуться по циклу контакта, терапевту важно признать эту безысходность реальности клиента одновременно с собственной ценностью и уникальностью, а также потратить много времени на установление терапевтического альянса.

Еще один тип клиентов- нет острого запроса, хотя и есть желание что-то поменять в своей жизни и в себе, т.е. запрос есть, но он не явный. Задача терапевта – совместно с клиентом выкристаллизовать этот запрос, поэтому преконтакт будет важным и длительным.
Совершенно другого качества является еще один тип клиентов. Это люди, крайне заинтересованные в себе. Среди них есть имеющие опыт терапии. Некоторые использовали терапию для решения конкретных жизненных задач, некоторые увлеклись самопознанием. Они читают книги по психологии и психотерапии, знают много специальных терминов и оперируют ими, посещали различные тренинги. С одной стороны, узнавание себя и «показывание» себя терапевту может быть связано для них с риском обнаружения собственной ущербности. Поэтому терапевту особенно важно создать первичную безопасность, работать с фоном, уделять особое значение функции ид, т.к. у клиента мало опыта телесного чувствования себя, обеспечить возможность принятия нового знания в personality «кто я?» и «какой я?». С другой стороны, их самая большая проблема в том, что, на самом деле, их мало интересуют другие люди. На мой взгляд, в этом случае терапевту особенно важно присутствовать личностно в сессии и обращаться к пространству, формирующемуся между ним и клиентом.

Вы можете выделить еще какие-то типы.

Зачем нужна эта классификация? Я думаю, что отчасти их начальная мотивация не только влияет на протекание стадий цикла контакта, но и позволяет терапевту продумать логику работы. Конечно, пройти с клиентом полный цикл контакта – не самоцель. При этом терапевт ищет повторяющиеся прерывания цикла контакта. Иногда бывает разумнее остановиться на фазе преконтакта, т.е. не вовлекаться в действия, если среда к этому не готова, удовлетворение потребности может навредить другим или появляются новые приоритеты. Воспитание, например, заключается в том, чтобы научить ребенка останавливать некоторые импульсы, а не удовлетворять немедленно все его желания. Терапевт не воспитывает клиента. Но соизмерение потребностей клиента с потребностями ближайшего окружения – важная вещь. Например, клиент говорит терапевту: «Хочется кричать». Иногда крик может быть катарсисом, но не всегда. А терапевт говорит: «Кричи». Он ведь знает, что потребность важно удовлетворять. Клиент кричит, не задумываясь о том, как это отразится на окружении. На это же высказывание терапевт мог бы узнать, что означает этот возможный крик – чувство негодования, обиды, боли или радости, восторга, и найти приемлемый способ самовыражения.

Даже после первой сессии, терапевт может анализировать то, что происходило у него с клиентом. Что рассказывал клиент о своей жизни? Не торопится ли клиент на стадии преконтакта, или он искусственно затягивает ее в своих отношения в мире? Как он входит в контакт, насколько он способен оставаться в контакте, как он выходит из контакта и не прерывает ли ассимиляцию?

Как пользоваться концепцией цикла контакта

1. Цикл контакта – это процесс. И одна из характеристик процесса – время. Это означает, что у терапевта есть время. Многие терапевты мешают себе, тревожась: «Это же всего столько-то сессий, я не успею его (клиента) вылечить». Особенно, когда слышат от клиента, какая тяжелая у него жизнь и видят, сколько у него проблем! Как вы обычно проводите одно и то же действие, когда у вас есть время, и когда у вас его очень мало? (например, обедаете). То, что у терапевта есть время означает, что он может присмотреться, прислушаться, «принюхаться» и к себе, и к клиенту. Вспомните свое состояние предвкушения. Предвкушение позволяет нам ощутить вкус пищи (или события) до того, как мы положим ее в рот, где есть вкусовые рецепторы (или событие наступит). Так же оно позволяет как бы «ощущать» другого человека, если мы используем органы осязания, и на уровне собственных ощущений понять, что с ним происходит.

2. Раз это процесс, и время- одна из его характеристик, терапевт может «отмечать даты», т.е. соблюдать сеттинг, но не может его контролировать полностью.

Цикл контакта имеет стадии, которые последовательно сменяют друг друга. В идеале гештальт-терапия предлагает лозунг –« открытый гештальт должен быть завершен». Т.о. возникает ориентация на результат – т.е. терапевт с клиентом должен пройти полный цикл контакта и «закрыть» гештальт. Есть запрос клиента, с которым работает терапевт, есть потребность, которая стремится к удовлетворению. Все так! Границы ответственности существуют. За что терапевт точно не может быть ответственным, так это за то, как и в какой момент цикла контакта клиент прерывает возможность удовлетворения своей потребности. Но ответственность терапевта — замечать эти повторяющиеся способы и делать их видимыми для клиента.

3. Эмоции. Все вы замечали, как трудно нам бывает в жизни с безэмоциональным человеком. И так же сложно с тем, кто буквально фонтанирует, чьи эмоции быстро сменяют друг друга. В первом случае мы тужимся понять, что же с ним происходит, во втором – просто не успеваем сориентироваться. А эта ориентировка для терапевта очень важна, т.к. протекание цикла контакта возможно только в среде, когда Я есть среда, и среда есть для меня. Можно сказать, что эмоция – это некоторое ощущение, сопряженное с идеей, она имеет физиологическую и интеллектуальную составляющие, она помогает ориентироваться человеку в среде и помогает ориентироваться терапевту в том, как именно сейчас фигура взаимодействует с фоном. Например, клиент рассказывает свою ситуацию, при этом огорчен. Это вполне может вызвать удивление терапевта, т.к. эмоция самого терапевта на эту ситуацию совсем другая. Удивление – это прекрасное чувство, которое дает понять «ты не такой, как я». Т.е. гештальт клиента функционирует не так как гештальт терапевта. Вот некоторые эмоции. Которые вы можете встретить на разных фазах цикла контакта:

Преконтакт.

Волнение (беспокойство).

Является наиболее недифференцированным состоянием. По сути, это чистое легкое возбуждение, когда еще не понятно направление действий, которые можно было бы предпринять.

Страдание.

Нарастающее и все еще недифференцированное возбуждение может переживаться как страдание, т.е. ощущение болезненного напряжения, не находящего себе хоть какого-то выхода.

Тревога.

Тревога (как остановленное возбуждение), уже имеет некую направленность, а именно, стремление от чего- то спастись, избавиться, исчезнуть. При этом, важным моментом является стремление исчезнуть самому. Внешний мир еще не присутствует.

Раздражение.

Фокус внимания уже перемещен вовне себя. Здесь есть стремление избавиться от чего-то, изменить что-то вовне.

Контактирование.

Страх.

Движение направлено от чего-то, но остановлено. Как правило, либо соображениями приличия, либо неадекватностью реакции в ситуации, либо наличием противоположного стремления (например, боюсь негативной оценки, но хочу позитивной). Наиболее естественной реакцией, выражающей переживание страха, является бегство. Исключением являются ситуации, когда возможности бегства ограничены(«от этого не убежать», либо «некуда»). В этом случае реакцией страха становится замирание, т.н. «мнимая смерть».

Злость.

В этом случае движение направлено к чему-то. При этом сутью действия является либо
получение чего-то вовне – захват, либо его уничтожение. Важно понять, стремлюсь ли я уничтожить это за то, что оно мне чего-то не дает или потому, что оно мне чем–то мешает и угрожает.

Вступление в контакт.

Презрение.

Когда контактировать явно не хочется, а возможность этого сохраняется, надо как-то удержать объект на расстоянии, чтобы не соприкасаться. Я останавливаю себя от вступления в контакт, обесценивая объект как нестоящий, неценный. Но ведь для этого надо, чтобы он был изначально ценным и чтобы в контакт вступить хотелось.

Смущение.

Возбуждение нарастает, я вступаю в контакт и вдруг останавливаюсь, застываю.

Любопытство.

Присутствует желание приблизиться к объекту.

Вожделение.

Сильное желание обрести, заполучить объект, завладеть им единовластно.

Ярость.

Сильное стремление к объекту, желание уничтожить его частично или полностью.

Ужас.

Как-будто это не я приближаюсь к объекту, а он ко мне! Переживание сильной неопределенности и одновременно неотвратимости того, что я буду захвачен объектом.

Полный контакт.

Удовольствие, боль, удивление, восхищение.

Скука.

Контакт с объектом продолжается, при этом сдерживается злость, чтобы не разорвать контакт, не уйти из него.

Выход из контакта.

Облегчение.

Целью контакта являлось, оказывается, избавление от объекта.

Отвращение.

Контакт завершен, однако его результаты совершенно не устраивают. Вместо контакта, направленного на получение, надо срочно переходить к контакту, направленному на выделение. Все, что получено от контакта, выблевывается без усвоения (важно понять, с чем отвращение связано).

Горе.

Переживание связано с потерей объекта контакта, безысходностью. Энергия, накопленная на предыдущих фазах цикла «обрушивается» на самого клиента и новый цикл контакта невозможен.

Досада.

Действие, которое только что завершилось, переживается как неудачное.

Радость.

Есть энергия, наполняющая силой для совершения последующих действий, либо желание выплеснуть, выразить, поделиться с кем-то. Радость может переходить в удовлетворение, благодарность и гордость.

Стыд.

Слишком сильное неудовлетворение результатом действия. Движение направлено назад, от границы контакта вглубь себя. После некоторого уменьшения уровня энергии сменяется виной.

Постконтакт.

Вина.

Цикл контакта завершен неудачно. «Я сделал что-то не то», «все пошло не так». Неготовность принять итог, избыточная энергия, направляемая на себя. Необходимость оценивать, искать виновных. Возможна обида, завуалированная чувством вины. Извлечение уроков на будущее.

Обида.

Цикл явно завершен неудачно. Желание обвинить другого.

Зависть.

Желание обладать чем-то, не принадлежащим субъекту. Движение «к» остановлено. Сохраняется возможность как направленного движения к объекту, так и обесценивания его, вплоть до уничтожения.

Тоска.

«Ненасыщение» в контакте, удерживание прошлого, неполная ассимиляция.

Удовлетворение.

Избыток энергии «вбирается» в себя и переживается как расслабленная наполненность.

Благодарность.

Избыток энергии возвращается партнеру по контакту в виде благодарности.

Гордость.

Остаточное возбуждение от полученного удовольствия переводится в оценочное самоощущение.

Печаль.

Не произошло полного насыщения и некоторое возбуждение, связанное с дефицитом, сбрасывается слезами. Желание кому-нибудь пожаловаться.

Грусть.

Возможность «отпустить» пережитый опыт и двигаться вперед.

4.Соотношение фигуры и фона рождает смысл текущей ситуации. Происходит постоянная трансформация соотношения фигуры и фона в динамике сессии в зависимости от соответствующего изменения контекста поля (ситуации). Фигуру невозможно изолировать от фона. Фигура осознается нами благодаря контурам, которые принадлежат одновременно и фону. Гештальт по определению предполагает некую целостную структуру и адекватен описанию целостного соотношения фигуры с фоном. Так, если фигурой в данный момент терапии является, например, потребность клиента в безопасности, то терапевту стоит прояснить, какова та среда, которую клиент сейчас видит для себя небезопасной- это его отношения в семье, с коллегами на работе, либо непосредственно с терапевтом?

5. Функционирование селф на преконтакте выражено в ид. Работа с ощущениями клиента позволяет выделиться фигуре, т.е. узнать клиенту, чего он хочет. Терапевт не может знать ощущений клиента, но он может наблюдать мимику, позу, микрожесты, частоту дыхания, вегетативные изменения (кровь прилила — отлила, покраснение-побледнение, появление пятен на теле, появление зуда), неподвижность, или напротив, какие-то активные движения и т.п. Все это, как правило, ускользает от внимания самого клиента, но именно он сам может многое рассказать терапевту о том, что эти ощущения означают в его жизни. Есть некоторые «как правило». Например, клиент говорит терапевту о своей злости на партнера, выражает ее и вдруг у него щемит сердце. Терапевт может предположить, что клиент при этом хочет выразить теплоту, любовь своему партнеру. Но это не закон. Когда клиент говорит, чего он хочет, терапевт проверяет, а поддерживает ли тело желание клиента?

6. На фазе мобилизации энергии терапевту важно выделять готовность клиента – как он представляет грядущее действие. Терапевт поддерживает формирование и поиск навыка клиента для выполнения этого действия. Особое внимание терапевт обращает на вдох. Если вдох задерживается, это говорит о наличии интроекта, который, возможно, пока не озвучен. Если на этой фазе цикла контакта клиент отвергает терапевта, это говорит о контроле и страхе критики.

7. Когда происходит выбор и выполнение действия, терапевт наблюдает и помогает осознать клиенту, как тот тормозит свою двигательную экспрессию. Терапевт обращает внимание на выдох, т.к. именно выдох разряжает накопленную энергию в действие. Задержка выдоха, как правило, сопровождается проекцией.

8. Для стадии финального контакта важна способность клиента получать удовлетворение. Терапевту важно замедлять клиента, т.к. и ретрофлексия, и импульсивность могут быть прерываниями этой стадии. Стадия ассимиляции довольно часто происходит уже после окончания сессии, после расставания клиента с терапевтом, иногда и после окончания терапии в целом. Но если это происходит в сессии, терапевт может наблюдать баланс между завершением гештальта и формированием новой фигуры. Многие проблемы клиентов связаны с этой фазой. Нарушения на этой фазе цикла приводят клиента к истощению. Терапевт может наблюдать:

  • высвобождение из контакта (когда клиент отодвигается, меняет позу)
  • фокус внимания перемещается из среды к самому себе
  • замедление и успокоение (иногда воспринимается как печаль).

Здесь клиент может зависать. Это отдельный предмет работы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.