Диалоги о кашле

«Меня постоянно мучает кашель, ночью, днем. Вот уже больше полугода не переставая.  А  до этого с самого детства с короткими перерывами, я много раз переболела воспалением легких, это у меня уже хроническое состояние постоянного кашля»

Я замечаю во время ее рассказа, что она почти не дышит, вдохи-выдохи очень короткие, редкие, украдкой.

«Про что для тебя этот кашель?  Тебе трудно вдохнуть или выдохнуть? Как будто воздуха не хватает?»

«Да, да очень похоже. Но дело не в том, что воздуха не хватает, а в том, что вокруг меня очень грязный воздух. Нигде я не могу вздохнуть чистым воздухом, то газы, то пыль, дома тоже для меня не комфортно дышать»

Далее она рассказывает, что ей досаждает плохая экология города, в котором она живет, хотя и за городом, на природе,  воздух тоже не так уж чист. Но однажды она была на море и там, вот там, она дышала полной грудью и теперь мечтает туда опять попасть, что бы подышать вволю. Ей кажется, что из-за того, что она боится вдохнуть, легкие постепенно уменьшаются, «слипаются», а потом протестуют кашлем, пытаясь вернуться к своему нормальному размеру и предназначению.

 

«Похоже, для тебя почти везде небезопасно жить, дышать полной грудью. Как будто вокруг тебя какая-то ядовитая среда и от нее нет защит, и единственный способ, что бы не «вдохнуть всякой дряни», – это затаиться,  не дышать  и мечтать о том самом месте на море, куда ты приедешь и надышишься вдоволь. Что самое печальное, эта невозможность вдохнуть с удовольствием и без опасений у тебя с самого детства»

«Да-да, моя семья для меня была очень агрессивной. Постоянные скандалы родителей, холодность и безразличие мамы. Мои желания и переживания никому не были нужны. Когда я делилась с мамой самыми трагическими событиями моей детской и подростковой жизни, встречала отчуждение и какие-то дежурные фразы. Постоянные обидные обвинения отца в том, что они так плохо живут с мамой, обесценивание мамой всего, что бы я ни делала.

Тогда я, наверно, и замерла, затаилась, стараясь отгородиться от этого враждебного мира. Тогда я и начала болеть воспалениями легких. Я жила в постоянном страхе, в печали и боли. И чем я больше соприкасалась с этим миром, тем больше было у меня переживаний. Постепенно складывалось такое ощущение, что ничего хорошего от этого мира получить нельзя, можно только «вдохнуть» боли, обиды и разочарования и лучше всего с ним  как можно меньше взаимодействовать, дышать и жить «через раз»»

Печальные рассуждения приходят ко мне: какой несправедливо устроена наша психика. Нечто предательское и несправедливое есть в том, что все мы заложники нашей семей и ситуаций, которые там создавали наши любимые и дорогие родители.

Детские привычки сопровождают нас всю жизнь, они командуют нами, встраиваются по умолчанию в процесс распознавания реальности, принятия решений.

Девочка уже выросла, состоялась, нашла себя в любимой профессии, родила и воспитала детей, а страх и отстранение от недружелюбного мира остался.

«Что с этим делать? Я ведь понимаю, что в окружающем мире много полезного и интересного, что оттуда можно черпать все, в чем я сейчас очень нуждаюсь. Но я инстинктивно запрещаю себе, боюсь. Беру по чуть-чуть украдкой и с опасением. Даже вдохнуть боюсь, сразу представляются какие-то угрозы, то ли придуманные, то ли настоящие»

Во время ее рассказа я чувствую, что в поле нашего взаимодействия помимо грусти, тоски, боли и обиды есть еще что-то заряженное большой энергией. Во мне  нарастает огромная злость к ее родителям, которые не замечали переживаний,  не берегли, сгружали на нее свою взрослую ответственность, обвиняли за то, в чем она не была виновата.

Я говорю ей об этой своей злости и о том, что к ней самой много нежности и желания  пожалеть, обнять и согреть.

Она выходит из состояния некоторого оцепенения, которое сопровождало ее рассказ, на глазах наворачиваются слезы, она плачет, все больше и больше. Плачет навзрыд.

«Так обидно, так обидно…Ненавижу, ненавижу их! Что они со мной сделали! Какого-то инвалида! Как  теперь с этим дальше жить!»

Она уже почти кричит, стучит кулаками по креслу, плачет, сморкается, кашляет и дышит-дышит-дышит, не останавливаясь, полной грудью, как будто забыв о «плохом воздухе вокруг», беря свое себе и в тех количествах, которые ей необходимы.

Как будто неожиданно доверяя себе и своим защитным механизмам, которые отфильтруют все ненужное и ядовитое и напитают организм чистым долгожданным воздухом жизни.

Наталья Барсукова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.