Быть в терапии

Когда ко мне приходит новый человек в терапию, я хочу, чтобы он знал, на что он соглашается, и чем он рискует.

Быть в терапии – это выбор, и один из самых масштабных. Жизнь теперь изменится, и не будет такой, как раньше. А для масштабных изменений нужна большая мотивация.
………………….

— Все, на что я опиралась раньше, теперь разрушено. Я была в иллюзии, что у меня было хорошее детство. Я думала, что родители меня любят.
Я совершенно по-другому видела своего мужа. Теперь я столько узнала о себе благодаря тому, что ко мне вернулись чувства.

Теперь я знаю, как мне было тяжело. Я вспомнила, как от безысходности хотела покончить с жизнью, будучи подростком. Меня уже не устраивают иллюзии… потому что рушатся они очень больно, и опереться на них нельзя. Но мне пока еще трудно верить тому, что я чувствую….
Мне кажется, что мои чувства чрезмерны, я хочу больше, чем мне могут дать, я боюсь и злюсь сильнее, чем тому способствуют обстоятельства… Часто я в ступоре, тупике – не знаю, как поступить, что делать… На что мне опереться?
Что же будет дальше?
…………………….

Впустить в свою жизнь что-то новое – означает дать согласие на перемены, которые будут необратимы.
Это должен знать каждый, кто соглашается встретиться с чем-то иным. С иным взглядом, иным человеком, иными возможностями.

— Вы осознаете, что ваши отношения с мужем изменятся? И с родителями? Возможно, у вас изменится круг друзей? Вы к этому готовы?
— Да, — отвечает мне новая клиентка, — Мне пора повзрослеть.
— Для чего вам нужно взрослеть?

…Я задаю этот вопрос, потому что мне нужно встретиться с ее собственной мотивацией, и убедиться, что она достаточна для того, чтобы женщина согласилась впустить в свою жизнь перемены. Мне очевидно, что выбор верный…

Эта женщина не просто выглядит моложе своих лет, она несет себя, как ребенок. Милый, послушный, и ужасно скучный ребенок, хорошая девочка, у которой нет индивидуальности.
…Однако для изменений нужна именно ее мотивация, не моя.
— Я устала подстраиваться, и больше не могу быть для всех хорошей.
……………………..

Когда один человек решается на перемены, он вносит иное в свой круг, и этот круг тоже вынужден либо измениться, либо включить свои защиты для сохранения своих жизненных опор.

Отрицание иного – самая мощная защита, символизирующая шаткость этих опор и ужас перед их разрушением.
Потому человек в отрицании не может согласиться на изменения в своей картине мира, и настаивает на сохранении привычного в отношениях, в ценностях, в ритуалах.

…………..

Среди моих клиентов есть несколько пар, где оба супруга проходят терапию…
Большинство из них отмечает, что, идя рука об руку рядом, принимая, исследуя иное, делая свой выбор, они становятся ближе, глубже и интереснее друг другу.

Семьи, в которых только один партнер в терапии, рискуют намного больше, и распад такой семьи – скорее закономерность, чем случайность.
Если один соглашается на перемены, а другой изо всех сил удерживает рамки известного и безопасного, перспективы таких отношений неутешительные.

Со временем может исчезнуть желание спасать партнера-жертву, или терпеть насилие, или проявится потребность в эмоциональной близости, которой раньше не было, или….

И, если раньше отношения держались на этих опорах, или в них отсутствовало то, что становится важным сейчас, нужно приготовиться к тому, что изменения могут быть даже масштабнее, чем виделось вначале.

Вероника Хлебова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.