«Будьте терпимы к пограничным клиентам»

«Будьте терпимы к пограничным клиентам» — не устает повторять психоаналитик Франц Йоманс, один из авторов метода терапии, фокусированной на переносе (ТФП). Он сравнивает таких клиентов с представителями романтического течения XVIII-XIX веков, у которых одной из главных ценностей было стремление к идеалу. Бесконечный поиск идеала и невозможность его отыскать — вот то, что постоянно мучает людей с пограничной структурой личности.

Переход со свойственной таким людям параноидно-шизоидной позиции на депрессивную позицию сопровождается болезненными ощущениями, потому что приходится отказываться от мечты. Клиент лишается фантазийной надежды на встречу с идеальным другим, и фантазийной же роли идеального себя, и это очень грустно — так же грустно, как осознать однажды, что Деда-Мороза нет и волшебник в голубом вертолете не прилетит никогда. Идея идеального другого обычно близка людям и нравится им, поэтому важно проявлять эмпатию к клиентам, вынужденным в ходе терапии проститься с тем, о чем так долго думал, чего так страстно ждал и утешался этой надеждой и ожиданием.

Бесконечный поиск идеала и невозможность его отыскать — вот то, что постоянно мучает людей с пограничной структурой личности.

Клиентка Франца Йоманса резала себе руки, регулярно совершала суицидальные попытки и периодически устраивала серьезные драки со своим мужем. Однажды она швырнула в стену рюкзак Йоманса. Она была очень агрессивна — но не осознавала этого. Когда прошло два с половиной года, в течение которых клиентка ходила на терапию, она сказала: «Я благодарю вас за то, что вы помогли сохранить мой брак — мы больше не деремся с мужем, теперь мы стали друзьями. Но вы кое-что у меня и отняли — раньше я верила, что смогу найти мужчину мечты, который сделает все вокруг прекрасным. А теперь я в это больше не верю, и мне жаль».

СЕМИНАР ПО ТФП В МОСКВЕ 2017 г.

Клиентка произнесла еще одну фразу: «Я не могу поверить, что я била мужа, и мне нестерпимо думать, что во мне есть эта агрессия». Как правило, для клиента с пограничной структурой личности оказывается неожиданным и трудным осознавание того, что агрессия есть и в нем — раньше он видел ее только в других людях.

Как же терапевт может проявить глубокую эмпатию к клиенту, который переживает трудный переход? Для того, чтобы понять, что именно чувствует клиент, Франц Йоманс предлагает соединиться с параноидно-шизоидной позицией: «Это очень простой мир — и все мы в него иногда регрессируем. Самые успешные фильмы — те, где хорошие люди хороши, а плохие плохи, и жизнь проста и понятна. И футбольные матчи мы любим потому, что совершенно точно знаем, что наша команда прекрасная, а другая — плохая, и живем так несколько часов подряд. Но когда мы уходим со стадиона, то осознаем, что жизнь все-таки сложнее. Но при пограничной организации личности — не осознаем»

Еще один способ приблизиться к пониманию того, что происходит в душе таких клиентов — вспомнить начало своих влюбленностей, идеализацию, восторг, который мы переживали при виде любимого человека, и полную уверенность в том, что он прекрасен. Таким клиентам легко влюбиться, но трудно продолжать любить — отношения может разрушить любая неприятная деталь, и человек с пограничной структурой личности скажет: «ты мне не подходишь, надо расстаться». Но при этом хорошо бы помнить, что такое поведение — совсем не монополия пограничных клиентов, и подумать о том, бывали ли в нашей жизни подобные случаи.

На пограничном уровне часто функционируют и группы. Пограничный элемент часто встречается там, где есть отчетливая конкуренция или противостояние, и люди легко делятся на «мы» и «они» — стоит вспомнить упомянутых выше спортивных болельщиков. Но даже если конкуренции как таковой нет, группе нетрудно попасть в ситуацию «мы хорошие, а остальные плохие»: так могут вести себя приверженцы политических партий или ярые патриоты, и очень важно отслеживать, как ведешь себя сам, не попадаешь ли под влияние чужих речей, не видишь ли мир в черно-белом цвете, в упрощенном виде.

Есть такой рисунок: на двух противоположных берегах реки находятся две абсолютно одинаковые страны, с одинаковыми башнями, где живут главы государств, с одинаковыми лодками, на которых плывут воины, и с подписями — «наш славный лидер», «их коварный тиран», «наша великая религия», «их примитивное мракобесие», «наши герои-освободители», «их изверги-захватчики» и так далее.

«Такое расщепление опасно, — предупреждает Франц Йоманс, — потому что можно не увидеть, насколько на самом деле сложна реальность. И внимательный, исследовательский подход к таким ситуациям позволяет нам понять многое не только о наших пограничных клиентах, но и вообще об опыте человечества»

https://medium.com/@phochta/%D0%B1%D1%83%D0%B4%D1%8C%D1%82%D0%B5-%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BF%D0%B8%D0%BC%D1%8B-%D0%BA-%D0%BF%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%BC-%D0%BA%D0%BB%D0%B8%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%BC-f98d50cfbd29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *