Аналитический взгляд на шизоидное расстройство личности

Лекция «Шизоидное расстройство личности» Лектор: проф. Герхард Дамманн, психиатр, психолог, психоаналитик, заведующий психиатрической клиники Thurgau, Switzerland, специалист в сфере психосоматической медицины и аддиктологии

Я очень рад быть здесь этим вечером, в Киеве. Прежде всего я хочу поблагодарить профессора Чабана и доктора Франкову за приглашение.
После прошлых лекции о пограничных и нарциссических расстройствах, я попробую объяснить вам шизоидное расстройство личности. Это самое редкое, но самое интересное расстройство личности и по нему сложно найти большое количество литературы. И сначала надо перейти к истории психиатрии, чтоб получить полную картину: “А что такое шизоидное расстройство личности?”.
То есть план работы сегодня это:
  • это краткий обзор истории о понятия “шизоидное расстройство личности”;
  • также мы обсудим теорию известного немецкого психиатра Эрнста Кречмера и его конституциональную психологию;
  • диагностические критерии и отличия в диагностике и, особенно важен здесь, дифференциальный диагноз с расстройствами спектра аутизма;
  • и после этого я скажу несколько слов о теории объектных отношений;
  • и потом попробую предложить теорию о том, что может быть центральным в динамике развития шизоидного расстройства личности.
Также в презентации будет пример из случая — молодой человек, с которым я долгое время работал.
Для начала слово “шизо” или “шизоид”, как в шизоидном расстройстве личности, так и в шизофрении, — произошло от греческого слова обозначающего “расщепление”. Потому что, как говорил Блейлер, эта отщеплённая, расщеплённая часть личности — центральная проблема шизофрении и то, что он описывал в Цюрихской школе, включает пять аспектов.
1. шизофренический аутизм, когда люди бегут от реальности в себя. Есть много выражений, которыми описывается “аутизм” при шизофрении:
потеря жизненного контакта с реальностью” (Анри Ей);
чрезмерное и иррациональное самовозвеличивание” (Эдгар Рубин);
“окукливание” (Рауль Шиндлер), “Возникновение нереалистичного self” .
2. шизофреническое расщепление — отщепление, расщепление, потеря целостности. Например, теряется цельность Самости или теряются границы Эго.
3. бредовые или галюцинаторные синдромы, которые представлялись, как реакции на экзистенциальную угрозу (Людвиг Бинсвангер).
4. расстройство витальности — негативизм, пассивность, снижение энергии жизни.
5. физические проблемы, в том числе соматические расстройства (одеревенение моторики, стреотипия, внезапный раптус).
Когда Блейер изучал шизофрению, он открыл много интересного и в 1908 году описал её динамику, как шизодную.
Он описал, что в семьях больных шизофренией, были родственники с проблемами поведения, например: социальная изоляция, проблемы в общении, расстройства поведения, странное поведение.
В последующие года, после работ Блейера, эта концепция стала очень модной. Также, в это время на неё оказала большое влияние генетическая психиатрия.
Например, это можно видеть в работе Юджина Кана (1887-1973) “Шизофрения с точки зрения наследственности”.(1932 г.)
И, произошел определенный семантический сдвиг, что очень важно, потому что сейчас мы будем обсуждать два разных расстройства: шизоидное и шизотипическое расстройство.
Изначальный термин “шизоидное” (т.е имеющее расщепление), который ввёл Блейлер, потом приобрело своё собственное значение и перестало обозначать “расщепление”, а стало описывать тенденцию к отходу от внешнего мира. И сегодня в спектре этих расстройства у нас есть два разных вида этих расстройств.
То, о чём говорил Блейер в контексте членов семьи больных шизофренией, это больше шизотипическое расстройство. И вы,наверное, знаете этот диагноз, потому что в моей стране много молодых врачей не знали этот диагноз.
Это люди, у которых нет каких-то бредовых проявлений, но есть некоторые признаки шизофрении — они могут быть эксцентричными или у них может быть нарушение мышления… ну, например, люди, которые очень вовлечены в эзотерику.
В шизотипическом расстройстве личности есть это слово “шизо”, но оно не про шизофрению, а скорее про близость и изоляцию. И сегодня мы будем обсуждать шизоидное расстройство личности.
Если продолжить обзор истории, то немецкий психиатр Эрнст Кречмер, в своей книге “Строение тела и характер” (Берлин 1921 г.) пытался описать и соотнести связь конституции человека с психическими расстройствами.
Например, циклотимический (округлый, полный) тип — они больше склонны к маниакально-депрессивным расстройствам. Очень худые астенические — могут тяготеть к шизотимическим расстройствам. И сегодня мы относимся к этой точке зрения довольно критично, но есть некоторые исследования, например 2008 года, которые дают некоторые основания полагать, что это не было в корне не верно.
И даже если вы себе представите шизоидного фанатичного человека, я почти уверен, что вы представите именно худощавого человека. Потому что тяжело представить полного и одновременно фанатичного. То есть может что-то из описанного Кречмером и было правдой, но так или иначе он повлиял на дальнейшее развитие понятия о шизоидности. Блейлер и Кречмер считали, что “шизоидный способ существования” это скорее темпераментная или конституциональная патологическая основа тесной связи с эндогенными психозами, чем расстройство личности в более узком смысле.
Они в меньшей степени описывали расстройства личности, но в большей степени расстройства аутического спектра.
Блейлер в своём учебнике (цитата приведена на немецком, она очень красиво звучит, если кто-то может прочитать… я, кстати, ещё в 1983 году учился по этой книге), описывал, что в группе шизоидных личностей есть разные подгруппы и разные типы. Он описывал сумасшедших, холодных фанатиков и деспотичных личностей и в этой же группе он описывал стеснительных, избегающих контактов одиночек. Он описывал очень правильных, ангедоничных и педантичных типов, а также сложных в своей организации аристократичных типов, патетичных идеалистов… *улыбается*…
Я люблю этот старый учебник, потому что он показывает насколько всё хуже и хуже становится психиатрия. Сравните MКБ с вот таким описанием.
Идём дальше. Если вернуться к вопросу: “Есть ли связь между шизоидным расстройством личности и шизофренией?”, — то непроявленность, холодность или стеснительность — не являются обязательными признаками шизофрении, как выяснил в 1982 году в одном из своих исследований Йозеф Парнас, психиатр из университета Копенгагена.
И мы можем сказать, что шизофреники не обязательно не шизоидны. А что на счёт шизоидов ?
Интересное в расстройствах личности то, что они не статичны и находятся в переходном состоянии — некоторые из них исчезают из классификации, а другие появляются. Например, пассивно-агрессивное расстройство личности, раньше было, а теперь его убрали. Также с садистическим и мазохистическим расстройством личности. Но шизоидное расстройство личности до сих пор присутствует и в МКБ и в DSM.
Т.е. авторы классификации говорят: “Да, это, это важная отдельная категория расстройств”. И здесь вы видите, как описывается расстройство в классификации МКБ-10 (1991 г.)
Оно включает в себя девять характеристик и минимум четыре из них должны быть представлены в поведении [для того, чтобы диагностировать шизоидное расстройство личности] Я прочту, потому что это база.
  1. Мало или вообще никакая деятельность не приносит счастья;
  2. Проявляет эмоциональную холодность, дистанцированность или аффективное уплощение;
  3. Сниженная способность проявлять тепло и нежность к другим, равно как и злость;
  4. Производит впечатление безразличия, как на похвалу так и на критику от других. — Самое умное слово в этом предложении — “производит впечатление”, в реальности это не так и в этом состоит конфликт, дальше мы рассмотрим это глубже.
  5. Мало интереса к сексуальному опыту с другими людьми;
  6. Почти всегда предпочитает одиночную деятельность (отшельничество);
  7. Чрезмерно занят фантазиями или интроверсией (замкнут на внутренних переживаниях). — Мы потом вернёмся к этим аспектам и посмотрим их психо динамику.
  8. Не имеет и не хочет иметь близких друзей или доверительных отношений (или имеет всего одни) — в этом разница с параноидальным расстройством личности — они хотят иметь друзей, но в межличностных отношениях плохо себя чувствуют, а эти говорят: “А мне и не нужны друзья, мой лучший друг — моя собака, мне с ним нормально и мне этого хватает”.
  9. Нет понимания социальных норм и правил.
И эти критерии покрывают самые разные аспекты жизни. В DSM семь критериев, мы не будем их повторять, потому что они плюс-минус такие же.
Я не знаю, как это называется у вас, но в немецкой, американской психиатрической традиции они описаны, как группа людей, которые никуда не встраиваются. “Misfits” — изгои, одиночки, чудаки, эксцентрики.
В немецком языке есть слово, которое я не очень люблю — “aussondern“ [выбраковка] — оно означает сортировку, как например хорошие растения от плохих.
В целом, эта группа описывается как … [how to say…trippy?] странновато-страшноватая.
*trippy -(сленг) странный, писиходелический, относящийся к наркотическим “трипам”.
И что пишут два очень важных немецких психиатра: “Типичные и прототипичные шизоидные личности редко попадают в лечение. Они не страдают от отсутствия контактов и не страдают от своего странного образа жизни”, — я думаю, что “странного образа жизни” это немного негативная терминология.
Какая же распространённость? Ясно, что это одно из наименее изученных расстройств личности. Эндрю Скодол, проф. психиатрии, пишет, что практические нет специальной литературы, мало эмпирических данных, почти нет нейробиологических исследований и никаких исследований по поводу психотерапии этих расстройств.
Эпидемиологические исследования показали распространенность шизоидного расстройства 0,9 % в нормальной популяции согласно исследованиям Торгенсена в 2009 году. В клинических популяциях чуть выше — 2, 2 %.
И что было выявлено доказательно — это низкий уровень взаимодействия в межличностных отношениях.
Дифференциальная диагностика
  • обсессивно-компульсивное расстройство личности
  • шизотипическое, — мы его уже обсуждали
  • нарциссическое расстройство личности так же с ним дифференцируется
  • расстройства аутического спектра
  • обсессивно-компульсивное расстройство личности
Нарциссизм
Шизоидные личности иногда могут быть неправильно типизированы, как нарциссически-обесценивающие, но в реальности между этими двумя типами большая разница.
Что их делает похожими ? Это уверенность в себе, можно даже сказать самоуверенность, при отсутствии потребности в ком-нибудь другом. У них нет презрения к другим людям, они в них просто не нуждаются. Т.е. они меньше зависят от принятия и чужого мнения о себе, чем нарциссы. У них нет нарциссической ярости. И шизоидам нет необходимости унижать и обесценивать других, чтоб почувствовать себя лучше, такая личность питает сама себя, в то время, как нарциссам нужна подпитка от других людей.
И, это у же моя личная теория, что нарциссические личности будут очень дифференцированно и точно описывать самих себя, а другие [люди в их описании] будут упрощенными и расплывчатыми. У шизоидных личностей — ровно наоборот. Они другого могут описать очень точно и дифференцированно, а себя — смутно и расплывчато, потому что у них не интегрированы эти конфликтующие стороны личности.
Взаимосвязь между деперсонализацией и SPD/ Шизоидным расстройством личности в 1974 г озвучил Девид Розенфельд.
Приходит на ум цитата Фрейда: ”Я могу защитить себя от критики. Но бессилен перед гордыней”.
ОКР
Беспокойство людей с ОКР направлено на чувствительность к отвержению и стыду. У них есть абсолютная фантазия про то, что “другим я не нравлюсь, куда бы я не пошёл, на вечеринку или в другое место — люди думают, что я плохой человек”.
И у них есть сильная и ясная потребность в близких и душевных отношениях.
У шизоидных пациентов беспокойство по поводу близких отношений скорее довербальные и я сейчас начну приводить примеры из случая.
Это был довольно умный молодой человек, он хорошо сдал экзамены в университете в технической специальности, инженер. И поскольку он был способным, то впоследствии получил хорошую должность на работе. Это предполагало значительное количество социальных контактов и взаимодействия между людьми. Ну, например, он и группа его коллег едут в командировку, в другой город и проводят там ряд встреч. Ему это всё очень не нравилось.
Когда он пришёл ко мне в терапию, то рассказывал, что чувствует себя как будто в свинарнике, у всех какие-то конфликты, какие-то отношения друг с другом …”я не хочу иметь с этими людьми никакого контакта!
Его идея состояла в том, чтоб он был чистым без всей этой грязи отношений. И его внутренний конфликт состоял в том, что он понимал что он может сделать хорошую карьеру, но ему не нравятся все эти межличностные аспекты. Мы к этому случаю вернёмся позже.
И дальше дифференциальная диагностика с синдромом Аспергера.
В группе с этим синдромом всегда можно найти некоторое количество людей у которых не много контактов, но в отличии от шизоидного расстройства личности, где нет аномалий в невербальных контактах, здесь, как и в других синдромах аутического спектра, будут некоторые нарушения коммуникации: отсутствие зрительного контакта, дефекты речи, патологически цикличные действия.
Ну, и в контрпереносе аутистические личности, они вызывают другое ощущение. При взаимодействии с шизоидной личностью у вас не возникнет ощущение, что пред вами инвалид. У вас скорее будет чувство захваченности, интереса или даже страха. Или же вам нужно быть осторожным, потому что всё очень кристально хрупко.
В фильмах, когда вы видите компьютерных ботанов — фриковатых, в больших очках, без девушки, странных и немного сумасшедших, — это скорее синдром Аспергера, в них есть что-то смешное. А шизоиды не смешны.
Очень мало литературы о шизоидных детях и это усложняет проблему концепции развития, т.к. мы не знаем путь развития. Наиболее описанная в литературе проблематика касается расстройств аутического спектра и шизофрении.
Пионером стала Зула Вульф ( 1924- 2009гг), она написал книгу “Одиночки: жизненный путь необычных детей” (1995 г.) Зула обнаружила, что большинство детей, которые демонстрируют шизоидные черты в итоге заболевают шизофренией.
Но если вернуться к психодинамической модели и тому, как может развиваться шизоидное расстройство личности, то шизогенным фактором может быть тревожно-беспомощная, слабовольная, несчастливая мать, которая воспринимает (чаще всего) воспитание ребёнка, как тяжкую обязанность. И показывает скорее эмоционализацию, нежели настоящие чувства. А с другой стороны — дистанцированный отец.
Филобатический (по Баленту), отцовский мир воспринимается более позитивно, чем материнский — обременительный, часто диффузный и эмоциональный, который воспринимается, как опасные проблемные джунгли.
И здесь, когда мы начинаем рассматривать психодинамику развития, то видим идентификацию противопоставленную эмоциональному миру матери. Когнитивный мир без эмоций идеализируется.
Молодой человек, которого я описывал, позже в терапии описывал своего отца и мать: отец часто отсутствовал, он был довольно успешным, у матери были тяжёлые мигрени и его самое раннее воспоминание о ней это то, как видит её в фиолетового цвета ночнушке и её рвёт. Это как отвратительное сексуализированнное приведение и образ мамы со всеми её эмоциями — это отвратительно. Никакого сексуального насилия в этих отношениях, конечно, не было, но материнский мир, с его эмоциями, рвотой, с болью и отсутствием отца, он ему абсолютно не нравился.
Пару слов о гендерных различиях.
Что касается мужчин и женщин, то лежащие в основе феноменологические различия нарциссического расстройства, на мой взгляд, во многом одинаковые (грандиозность, cамооценка, идеализация // девальвация других).
Кстати, очень мало данных о том, есть ли шизоидные женщины. Но было выявлено, что первичное равенство материнских и дочерних сил, приводит к развитию сильно характеризуемой идентификацией [с матерью].
Ну, например, даже если вам, как женщине, не нравилась собственная мама, вы волей-неволей идентифицировались с ней. Но если вы мужчина, как я, то вам приходилось дез-идентифицироваться с ней. И моя теория, базирующаяся на такой динамике, говорит о том, что гомосексуалов среди шизоидов незначительное количество.
Другая теория, которую выдвинул Саймон Барон-Коэн, он кстати двоюродный актёра Саши Барона-Коэна, говорит о том, что так называемый мужской мозг [man brain] в меньшей степени направлен на эмоции и эмпатию, а в большей — на рационализацию. Я не большой адепт этой концепции, но это интересно. Она описана в его книге “Существенные отличия. Мужчина, женщина и предельно мужской мозг” (2003 г.)
Он считает, что у людей с аутизмом и шизоидными качествами, мозг развивается по “предельно мужскому типу”.*линк на статью
Что насчёт шизоидных женщин?
Я, когда готовился к этой лекции, нашёл один замечательный пример. Лиза Мейтнер — женщина-физик, о личной жизни которой мало что известно, кроме того, что она писала о себе сама: “Я люблю физику всем сердцем. Я не могу себе представить, что это не часть моей жизни. Это своего рода личная любовь, как к человеку, которому благодарен за многие вещи. И я, которая, как правило, страдает от угрызений совести, — физик без угрызений совести” — мне очень нравится эта фраза.
Она сыграла важную роль в области ядерной физики, но как женщина Нобелевской премии не удостоилась. В отличии от Отто Гана, который посылал ей математические анализы, чтоб она проводила их обработку.
Теория объектных отношений
Если взять короткое вступление в теорию объектных отношений, то здесь следует сказать о Рональде Ферберне, который в 1940 году читал лекцию о личностных качествах шизоидного расстройства и придавал значение внешним факторам в формировании внутреннего мира ребёнка.
В классической Фрейдистской версии практически всё основано на внутренних фантазиях ребёнка, он же ввел в психоанализ важность реальной мамы. И что описывал Фернберн? С одной стороны ребёнок полностью сепарирован от матери, у него есть своя самость, но и одновременно абсолютно зависим от неё, и все проблемы вытекают отсюда. И когда во внешней реальности его потребности не удовлетворяются или происходит другая травматизация, то наступает разочарование, стимул подавляется, а состояния, эмоции или объекты отщепляются.
Внутренний объект
Я опишу кратко, потому что описывать всё будет слишком долго. В этой концепции возникает констелляция отделенного себя и объекта. Например, неразделенное «я» становится отделенным либидозным «я», тесно связанным с либидозным объектом. И либидозная самость может быть такой, что желания бесконечных отношений и райской близости помещаются в либидозное селф — идеальная любовь, ну, как физика может быть идеальной любовью, например. А другая самость может быть анти-либидозной , где происходит внутренний саботаж и есть соответствующий внутренний объект.
Фернберн продолжал исследования шизоидного расстройства личности и описал на сегодняшний момент три самых главных механизма:
Это позиция всемогущества (она предполагает фанатизмы и ажитацию), но не является позицией грандиозности нарциссической личности и скорее звучит, как “мне никто не нужен, я сам себя питаю, я остров и я ни в чём не нуждаюсь”.
Тенденция к самоизоляции и уединению. Пример из из жизни моего пациента: когда они были со своей группой в другом городе, то после встречи, в конце рабочего дня все шли ужинать — для нормального человека ужин в конце дня это самая приятная часть дня, — но не для него. Он придумывал, что в каждом городе, где они бывали, у него есть друзья и он будет встречаться с ними, но на самом деле просто уходил один в гостиничный номер. В этом не было демонстративного или высокомерного отношения к другим, он не говорил: “Да что мне делать с этими идиотами!?”. Он переживал про то, как ему быть с другими людьми, как говорить с ними, как себя вести и мысль о том, что “лучше я побуду один” приносила ему облегчение. Единственное, что ему в этой ситуации болело было то, что люди могут начать задаваться вопросом “а почему он никогда не ходит с ними на ужин?”.
И третий аспект, который описал Фернберн, это погружение в мир фантазий и внутреннюю реальность. И этот же мужчина в своих фантазиях был в близкой связи со своими коллегами и каждого из них он мог описать.
Чтобы углубить эту идею следует сказать, что шизоидные пациенты пытаются найти покой и убежище для себя в своих внутренних объектах, а не во внешних. И одновременно с этим боятся реальных отношений, т.к. велик страх попасть под власть этого контакта.
Главная озабоченность шизоида это:
  • регуляция дистанции в отношениях; возможность мобилизовать самосохраняющие защиты и опору на себя — “мне ничего не надо, значит меня нельзя уничтожить”;
  • повсеместное напряжение между потребностью в привязанности (которая вызывает беспокойство), и деформирующей потребностью в дистанции, которая проявляется, как независимость — и в этом моменте у моего пациента был конфликт, потому что он бы с лёгкостью мог сказать ”мне с вами не интересно”, но он сам понимал, что его поведение несколько странновато;
  • и переоценка внутреннего мира за счет внешнего.
Гантрип, ученик Фернберна, называл шизоидное расстройство личности “безопасной гаванью” или шизоидным компромиссом, который выглядел как зависание между желанием принадлежать и беспокойством о том, что его собственная потребность может расстроить или нанести ущерб.
И здесь есть связь с шизоидно-параноидной позицией Мелани Кляйн, которая придавала значение так называемому “тревожному страху” / “anxious fear”. Интересно, и это кстати не было достаточно исследовано, что шизоидные личности очень редко проявляют страх.
И теперь мы подошли к ядру проблемы шизоидов. И вы, чем дальше, тем больше становитесь специалистами в этом вопросе. Итак, что мы видим в этом вопросе:
  • проблемы с избеганием близости;
  • гипертрофированную функцию Эго;
  • эмоциональную холодность;
  • сверхактивная фантазия (гипернагузка функции фантазмов)
Например, мой пациент не любил путешествовать в другие страны, но при этом у него было хорошее и тонкое понимание других стран и культур. Т.е. он может прочесть книгу об Индии, но мысль поехать туда ему не придёт.
Уровни функционирования людей с шизоидным расстройством личности.
Зачастую говорится, что это люди со сниженными психосоциальными функциями, а также они маргинализированы — эксцентрики, сумасшедшие, странные. Это может быть правдой, но и не обязательно.
Как же представить себе: какая идеальная профессия или работа для шизоида?
Ну, например — это человек, который все время работает ночью, по возможности избегает рабочих контактов и таких испытаний, как “командная работа” и тому подобное. Любопытно, что мой пациент, будучи студентом, работал ночным портье и он любил эту работу. Он стоял за стойкой, читал книжку, наблюдал за разными людьми, за парочками, которые приходили в отель ради секса — это всё очень интересно, но он в это не включался.
Кроме этого, иногда, когда выдающиеся (познавательные) способности становятся очевидными, даже шизоидный человек может быть профессионально успешным, несмотря на межличностный дефицит. Они мыслят независимо и эта независимость добавляет им креативности.
В контексте социума, различия нарциссического расстройства личности с шизоидным, можно заметить по тому, как они себя будут чувствовать в неизвестной обстановке.
Нарцисс будет чувствовать себя не на своём месте (“не в своей тарелке”), как будто он не настоящий, фейковый, самозванец, которого могут разоблачить. Но когда окружение и отношение к нему этого окружения станем ему понятным — ему станет лучше.
У шизоидов всё наоборот — чем более знакома им обстановка, тем им не комфортнее. В неизвестной им внешней среде они могут (как описывал Фернберн) вести себя на удивление фамильярно, с шармом, так, как будто они здесь всех знают, потому что они могут быть уверенны в удержании некой дистанции. Соответственно, чем ближе шизоид становиться к этим людям, тем ему становится сложнее.
И мне кажется, что фантазия здесь такая, что любовь или любая близость — у неё есть своя цена и они не могут или у них нет возможности эту цену заплатить. В межличностных отношениях, в группах они чаще интеллектуализируют и предпочитают слушать, а не говорить. А если они участвуют в обсуждении чего-либо, то переводят это обсуждение на интеллектуальный уровень, как менее для них угрожающий. Или же они могут отстаивать какую-то точку зрения, что-то аргументировать без того, чтобы выказывать собственную точку зрения.
Все расстройства личности могут рассматриваться, как характерологические защиты.
И, кто был на предыдущих лекциях, помнит, что это так со всеми расстройствами личности. И даже со всеми просто особенностями личности — наша личность адаптивна и защитна. Мы формируем свой характер так, чтоб избегать боли.
Но, различия в том, что эта характерологическая защита не равна простой невротической защите. И разница здесь в том, что сила сопротивления при расстройствах личности выше и инсайты происходят сложнее и меньше желания что-то увидеть [о себе].
Технический промах, который с вами может случится после этой лекции, состоит в том, что в отношении шизоидного пациента, просто объяснить или интерпретировать его желание и страх близости недостаточно. Если ему говорить “ну, ты же на самом деле хочешь близости, ты хочешь близости, я знаю ты хочешь близости”, то вы увидите, что произойдёт — это отбросит вас на дальнюю дистанцию и переживать вы её будете довольно длительное время, потому как это не просто защита, а глубокая характерологическая защита.
Эго и его функциям, как части Self, придётся большое значение (Эго гипертрофировано).
Британско-пакистанский психоаналитик Мазуд Р. Кан, рассматривал гиперактивность функции Эго, как раннюю защиту от эмоционально беспомощной матери и раннего ощущения переживания себя, как чуждого или отдельного.
Работа шизоидной защиты — защищать от беспорядка воображаемых и символических частей их внутренней жизни.
Я не знаю, была ли переведена книга этого автора на русский или в Украине, но он прекрасен. Это Джон Уильямс “Стоунер” / (досл.перевод — наркоша, в реальности — игра слов и фамилия гл. персонажа). Я не буду пересказывать сюжет, но эта история о мужчине, которого любит женщина, а он не может взять эту любовь. Он профессор в колледже, он терпит нападки от своих коллег, но вместо того, чтоб бороться карьеру, за любовь, он преподаёт свой курс на староанглийском языке времён англосаксов. [допускаю, что этот пример из литературы должен иллюстрировать жизнь человека с шизоидным расстройством личности, при условии, что мы читали эту книгу ]
Фрейд (в короткой статье «Die Verneinung / Отрицание», 1925 г.), описал редко встречающийся защитный механизм — он важен для понимания шизоидных личностей — это отрицание единства. Отрицание, как способ принять к сведению то, что вытеснено, и это уже некое снятие вытеснения, но никак не принятие его. С помощью отрицания обратимым делается лишь одно из следствий процесса вытеснения: затронутое им образное содержание не достигает сознания, есть просто интеллектуальное принятия вытесненного, при том что все существенное по-прежнему остается за вытеснением.1
Мой пациент, например, говорил так : “Я понимаю, что у меня проблемы, я выгляжу, как сумашедший, я не могу пойти с ними в ресторан. Но я и не хочу”.
Я покажу несколько примеров. Например, мы уже говорили о сверх активной фантазии, Фернберн в 1940 году описывал это так : ”… любят литературную и художественную деятельность, которая даёт им способ самовыражаться, но не предполагает прямого контакта”.
Мой пациент был фанатом режиссёра Ларса Фон Триера, но он не смотрел ни одного его фильма — он знал о нём всё из книг о нём. Долгое время мы обсуждали в нашей терапии его фильм “Рассекая волны”, он читал о нём в журналах, фантазировал о нём, знал сюжет, но ни разу не посмотрел.
Здесь (указывая на слайд) представленные известные личности, которые, как я думаю, могли иметь шизоидные черты.
Максимилиан Робеспьер — французский революционер, Гленн Гульд — канадский пианист, американский шахматист Бобби Фишер и философ Людвиг Витгенштейн.
Сексуальность шизоидных личностей
У вышеупомянутых людей не было отношений с женщинами, но и гомосексуалистами они не были.
Гледис Терри и Томас Рейн (1938) описывали некоторые девиантные формы сексуальности.
Шизоидов может мучить их сексуальность, но они её не проживают.
Гантрип писал о так называемой “тайной сексуальной связи”, когда два шизоида вступаю в брак, в попытке уменьшить количество эмоциональной близости, сосредоточившись в рамках одних отношений.
Салман Акхтар (1987) говорит о том, что шизоидным личностям присущи:
  • тайный вуаеристский интерес;
  • склонность к эротомании;
  • склонность к обсессивно-компульсивным перверзиям (суррогатные отношения)
Он описывал их внешне, как дистантных, самодостаточных и витающих в облаках, не заинтересованных окружающим их миром, асексуальных и таких, которые имеют идиосинкратическую мораль.
НО в тоже время, и это скрыто, они утонченные, чувствительные, у них большие эмоциональные потребности, они всегда начеку, творческие, часто своенравны (перверсивны), и уязвимы к разложению.
И здесь мы встречаемся с теорией Отто Кернберга о не интегрированных частях личности — это то, что он называл диффузией идентичности. И проявлением этого может быть большое любопытство к людям.
Страх любви шизоидных личностей.
  • Шизоидные личности бояться не только ненависти, в котором есть страх уничтожения объекта любви, но и самой любви.
  • Они озабочены желанием любви и регуляцией тревоги по этому поводу.
  • Они находят любовь через свои фантазии, а не через других людей.
Если говорить о близких и партнерских отношениях, то среди них много холостяков или таких, которые меняют партнёров особо не сближаясь с ними. Если говорить конкретно о мужчинах, то они выбирают женщин обратно-пропорциональных их матерям — независимых, спокойных, уравновешенных.
И мы уже подходим к концу, поэтому я хочу сказать несколько слов о методах терапии.
Пациенты обычно приходят в терапию из-за проблем в отношениях, а иногда их направляют в терапию. Задача терапевта — быть стабильным зеркальным отражением (двойником), который предоставляет достаточно свободное, дружественное пространство для “ускользания” (по Балинту. люди с шизоидной организацией абсолютные филобаты) и не приближаться слишком близко. Это как говорил Винникот о “достаточно хорошей матери”, то я бы здесь сказал, как о “достаточно отдалённом терапевте”.
И вто же время, важно быть таким терапевтом, который делает для него эмоциональный мир доступным и таким, к которому можно приблизиться (“почему появился интерес к фильмам Фон Триера?”, — например) и также может рассмотреть его эмоциональную амбивалентность.И ещё стоит уделять внимание, как желанию бОльшей близости, так и желанию бОльшей дистанции.
И, как я уже говорил, что желание закрыться — это не просто защита, поэтому опасайтесь терапевтических диалогов, которые слишком интеллектуализированны, потому что в них таится опасность стать слишком идеализированным отцом, — как это могло случится у меня с моим пациентом, потому что мы оба достаточно начитаны и любим умные размышления.
Иногда пациенты ориентируются на присутствующий и отсутствующий объект, что нужно тоже принимать во внимание, и отсутствующий объект может поддаваться осмеянию, либо о нём можно горевать.
Важно также понять и озвучить то, что привело к формированию шизоидной характерологической защиты. Т.е потребность ребёнка быть освобождённым из за материнской ограды.
Если вспомнить моего пациента, то к концу терапии он был значительно успешнее в межличностных взаимодействиях, чувствовал себя комфортнее. У него появилась девушка, с которой он планировал создать семью и в одной из наших сессий он сказал: “Моя жизнь не так уж плоха сейчас”. И потом он сказал: “А теперь я хочу съесть баунти” — я улыбнулся этому, потому что не так часто посреди сессии мои пациенты хотят съесть баунти и, конечно, как аналитик, я спросил у него, какие ассоциации вызывает баунти? Он сказал, что когда он был ребёнком, то очень любил эту шоколадку, ему нравился её экзотический вкус. И ещё это напоминает о мятеже на британском корабле “Баунти”, о котором он знает всё: моряки, которые выжили, оказались на маленьком острове Питкерн, там произошло кровосмешение с местными таитянками и они основали колонию, которая существует и по сей день.
За такой очень дружелюбной, на первый взгляд ассоциацией, появились моряки, остров, кораблекрушение, кровосмешение, бунт… интересно, правда?
Если подвести итог, то ШРЛ было изначально предложено, как спектр характерологических расстройств при шизофрении.
Описывались тревога по поводу близости, дистанцирование, уединенность, и амбивалентные (не интегрированные) аспекты.
И после этого, психологи-объективисты, в частности Фернберн, стали подчёркивать гипертрофированность внутренней реальности. И вот в этом главная мысль для них внутренняя реальность, она важнее реальной реальности.
Шизоидное расстройство личности довольно редко встречающееся, поэтому стоит уделить больше внимания не только ему, но и его защитам. Надеюсь, что я вам дал стимул задуматься об этом в будущем.
Групповая или личная терапия должна поддерживать тенденции удаления клиента, а терапевты должны иметь достаточную возможность удерживать дистанцию и не переоценивать потребность в близости.
Лекция на YouTube
https://www.facebook.com/notes/%D0%BD%D0%B5%D0%B1%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BB%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B0/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B2%D0%B7%D0%B3%D0%BB%D1%8F%D0%B4-%D0%BD%D0%B0-%D1%88%D0%B8%D0%B7%D0%BE%D0%B8%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/10213220610047946/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *